ОСОБО ОПАСНАЯ ВЕДЬМА

начало #877945, #877947, #877949, #878974 , #878976, #878978, #879943, #880227, #880698, #880968, #881432, #881992, #882631, #881435, #883237, #883516, #883792, #883793, #884711, #885146, #885416, #886239, #886728, #887266, #887514, #887916, #888218, #888523, #888785, #889790, #890464

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
ГЛАВА 12, предпоследняя.

Лес шумел и засыпал.
Листва крон трепетала, покорная вечернему ветру, птицы редко верещали, засыпая, а над головой зажигались
первые звезды, прикалывая черную ткань неба к невидимому каркасу.
Тигр неслышной тенью следовал рядом, оглядываясь по сторонам и чутко направляя пушистые уши вслед
малейшему шороху.
Я улыбалась неизвестно чему, изредка запинаясь о выступающие корни деревьев и прыгая тогда на одной ноге, придерживая рукой ушибленную.

— Гр-р-р.
Я остановилась и удивленно взглянула на тигра, он так же удивленно посмотрел на меня.
— Ты слышал?
— Гр-р-р!
Страх липким сиропом скользнул по внутренностям, сковывая сердце и мышцы холодной рукой.
— Ар-р-р…
Деревья раздвинулись, и из-за них к нам вышло аж пять зомбиков.
Я тут же обозвала себя дурой, пятясь и изо всех сил стараясь не побежать.
Мертвым не знакома усталость, они видят в темноте, а я споткнусь о какой-нибудь корень и растянусь на нем, вопя от боли, тут-то мне и придет конец.
— Р-р-р…

Я в шоке посмотрела на тигра, но то, что я увидела, напугало меня не меньше, чем удивило зомбиков.
Тигр теперь был мне по плечо, шерсть на загривке встала дыбом, кинжалы когтей чертили глубокие полосы на земле, вспарывая мягкий мох, а глаза горели ненавистью.
Еще шаг назад.
Хорошая киска.
Прыжок, черная тень метнулась вперед, зомби взвыли и набросились на нее и тут же начали разлетаться, но уже частями.
Я присела, когда надо мной пролетела чья-то голова с одним глазом и без челюсти, еще одна рука упала неподалеку. Внезапно страх прошел.
Я видела, как зомби пытались укусить или хотя бы поцарапать моего персонального монстра, но его шерсть, плотно прижатая к телу, создавала эффект чешуи дракона: зубы и ногти соскальзывали с нее, а мощные лапы с внушительными когтями просто не давали врагу второго шанса.

Через пять секунд все было кончено, и мощный зверь
вновь уменьшился до прежних, тоже немаленьких, размеров. Он подошел ко мне и заглянул в глаза, прищурившись и будто улыбаясь моей растерянности, а я вдруг заметила, что сижу на земле, как и прежде сжимая в кулаке извивающееся и шипящее заклинание.
Слово, и заклинание погасло, а руки будто сами потянулись
к массивной мягкой шее, в которую я тут же зарылась носом, с удивлением ощущая, что она уже не плотно прилипает к телу, будто обмазанная клеем, а вновь пушистая и мягкая,
так и лезет в нос, заставляя чихать и смеяться от удовольствия.
Так нас и нашел Пашка: сидящих рядом, а меня еще и прижавшейся к огромному коту, и зарывшейся лицом в его шерсть.

— Ой, а что тут было?
Я подняла голову, тигр тихо заворчал, но все же отошел на шаг. Пашка прыгал на одной ноге, пытаясь стряхнуть со второй плотно вцепившуюся в щиколотку руку с остатками плоти. Неподалеку щелкала зубами одноглазая голова, не зная,
как дотянуться до уже вроде бы схваченной добычи.
Рука улетела в сторону.
— Да так, мы с зомбиками повстречались.
Паша ошарашенно огляделся. С ближайшей ветки свисали ошметки мышц.
— Да-а-а… нападающих прямо жалко, ну да ничего, зато у нас теперь есть глаз!
И Пашка радостно подошел к злобно щелкающей челюстями голове.
Та, кажется, что-то сообразила и даже попыталась укатиться, но ей не дали, поймав и подняв на руки.
— Ты прям щас будешь его вытаскивать?
Поинтересовалась я.
Паша явно в растерянности взирал на свою добычу, не понимая, с чего начать.
— Ну-у…
— Ладно, тогда я пошла. Да, кстати, голова зомбика вместе с глазом тоже подойдет.
Паша облегченно вздохнул и понес ее к месту нашего будущего ночлега. Я пошла следом.
— Паш, а где Коша?
Паша обернулся и жестом показал, что он улетел. Я понимающе кивнула.

Вернулся Коша только под утро.
Усталый, голодный и очень злой.
Он свалился ни свет ни заря прямо в угли и оглушительно гаркнул:
— Подъем!
Естественно, все вскочили, тем более что после зомби и оборотней я полночи ожидала, что нас навестят еще и вампиры.
К счастью, этого не произошло, но заснула я только недавно,
а потому тоже не пылала дружескими чувствами.
Зато Пашка тут же бросился к дракоше и принялся выяснять подробности путешествия.
— Да нормально все, не переживай, я все рассказал, в точности!

Пашку пришлось оттаскивать мне и чуть ли не пинками отправлять в лес за добычей.
Вчерашнего зайца мы съели полностью, что неудивительно, если учесть, что кроме Коши пришлось кормить еще и тигра. Черный огромный кот, потянувшись, лениво пошел следом.
Вот и хорошо, а я пока соберу хворост и по новой разожгу костер.
Пока я подбрасывала в набирающее силу пламя сучья и ветки, Коша упорно продолжал сидеть в центре, не собираясь
никуда уходить.
— Будешь много сидеть на углях, потом вылезешь и простудишься.
Пригрозила я.

Коша насупился, но вылез, увидев, как я вытаскиваю
из мешка две баранки.
Пришлось делиться, чтобы избежать истерики, а вскоре вернулись тигр с Пашкой, который нес в руках двух аппетитных птичек с толстым брюшком.
— Вот, брюх поймали. Целых двух удалось. Иди чисти.
Я тяжело вздохнула, остро сожалея о том, что тут нет Ады. Перья чистились с трудом, были заляпаны кровью, и вообще мне все это довольно быстро надоело.
Коша пытался ощипать вторую брюху, пока гордые охотники прохаживались туда-сюда, ожидая заслуженного завтрака.
У Коши первого не выдержали нервы, и он попросту
дунул струей пламени на имеющую довольно жалкий вид полуощипанную птичку.
Перья сгорели сразу, а поверхность птички приобрела ровный черный цвет и стала издавать запах гари.
Я тут же сунула ему в лапы свое произведение кулинарии, и Коша, очень довольный собой, повторил трюк на бис.

— Готово!
Крикнула я, подсовывая Пашке под нос две дымящиеся черные тушки, он удивленно на них уставился.
Коша прыгал неподалеку, ожидая похвалы.
— Это чего?
— Брюхи.
— А почему черные? Вы их чем ощипывали?
— Какая разница? Ощипали же!
Возмутилась я.
— Ну… да.
Вынужден был признать очевидный факт Пашка.
— А выпотрошили?
Мы с Кошей недоуменно переглянулись.
— Внутренности вынули?
Покорно растолковал нам суть Пашка.
Пришлось возвращаться и доставать ножи.
— Эксплуататор.
Пробурчал Коша, я тут же потребовала объяснить смысл слова.
Мне перевели, и я тоже начала обзываться.

Пашка старательно на нас не реагировал, но упорно
следил за процессом, Коша тоже наблюдал за моими действиями, чтобы потом повторить самому.
Я задумчиво разложила птичку пузом кверху, расправив и распластав на земле ее крылья и лапки.
Получилось красиво.
Потом взяла нож, чуть помедлила и… изо всех' сил вонзила его в живот брюхи.
Коша вздрогнул, Паша подошел поближе.
Вынув нож, я засунула в дырку палец и заинтересованно там поковыряла, нащупала кишку и медленно начала ее вытаскивать через дырку наружу, наматывая на руку.
Паша позеленел.
Коша икнул.
По поляне поплыл специфический запах.

Отбросив вытащенное в сторону, я засунула в дыру уже два пальца и сосредоточенно начала ими шерудить, чего-то нащупала и… вынула кусок печени.
Коша медленно отодвинул от себя свою тушку, у Пашки дергался глаз.
Обозрев край печени, я мотнула головой и затолкала его обратно, потом взяла нож и старательно начала пилить им правую лапу.
— Что ты делаешь, изверг?
Простонал Пашка.
— Не мешай.
Отмахнулась я, процесс разделки птицы начинал мне нравиться.
Разведя ее лапки, я запихнула в нее нож и быстрым резким движением вспорола до пупка, на землю вывалилось что-то круглое и желтое, на ниточке.
— О, мочевой пузырь!
Обрадовалась я.

Коша рухнул в обморок.
Паша сел прямо на тигра, который даже этого не заметил, удивленно подняв обе брови и следя за моими руками.
Отколупав пузырь, я зарылась в подергивающуюся тушку обеими руками и начала по очереди извлекать внутренние органы, красиво раскладывая их в ряд.
— Ну вот и все.
Я радостно подняла окровавленную одноногую тушку и сунула ее Пашке под нос.
— Вторую тоже разделывать?
— Меня сейчас вырвет.
Сообщил очухавшийся Коша.
— Нет, не надо, я сам.
Затряс головой Паша, и все дальнейшие манипуляции с птицами и впрямь выполнил сам и зажарил их тоже сам, не подпуская меня к шашлыку ни на шаг.
Коша, получив деликатес, впервые съел мало, впрочем, как и Пашка, так что нам с тигром досталась основная часть, чему мы были несказанно рады.

До развалин замка мы добрались только к вечеру, впрочем, как я и рассчитывала.
Мы устроились прямо посреди развалин, забравшись на кусок чудом уцелевшей стены и устроившись между ее зубцами на площадке, по которой раньше бродили часовые.
Сверху нас закрывал то ли навес, то ли просто прилетевшая тряпка, а между зубцами был прекрасный обзор, как на двор бывшего замка, так и на шелестевший неподалеку лес.
Коша уже через пару минут ожидания соскучился и вызвался полететь на разведку, но ему не дали, пригрозив связать и засунуть в пасть кляп, если он еще что удумает.
Дракоша надулся, но спорить не стал, сел у правого края стены, прижавшись спиной к камню зубца, и принялся грызть сухарики, нагло уворованные из моей сумки.

Ночь медленно вступала в свои права, луна, полная и круглая, как булка, подходила все ближе и ближе к нам, плывя по небу с неторопливостью тонущего корабля.
Мы с Пашкой усиленно играли в карты, пока внизу выли сбегающиеся из леса оборотни пополам с нежитью, большую часть которой составляли зомбики.
Входя в развалины, ограниченные обломками стен, они тут же разделялись на две группы и с толком проводили время, рыча на тех, кто обретался в чужом лагере.

— Ди, я вот спросить хочу…
Коша отвлекся от того участка стены, по которому мы забрались наверх.
Он согласился стеречь его, чтобы немедленно предупредить нас, если какая-нибудь гадина соберется залезть и оглядеться с высоты.
— Спрашивай.
Я взяла дополнительную карту, немного подумала и щелкнула пальцами, прошептав небольшую формулу.
Снизу послышался крик, а рядом со мной шлепнулось на пол мохнатое грязное ухо, предположительно оборотня.
Сунув его в карман удивленному Пашке, я невозмутимо продолжила игру, мне кажется, что я выигрываю.
Коша икнул, почесал голову, но все же спросил:
— А чего они собираются-то и что не поделили? Ну ладно оборотни, они еще могли договориться, но ведь зомби, они ж тупые.
— Вампиры.
— Чего?

Я все же отвлеклась от карт и терпеливо растолковала ему ситуацию:
— Их собрали и стравили вампиры.
Зомби не такие уж и тупые, у них хватает мозгов держаться вместе и находить города и села с людьми, причем нападают они не абы как, а только если у них численное преимущество и почти всегда из засады.
— А-а-а…
Протянул Коша.
Я снова занялась картами, продолжая говорить:
— Вампиры умеют колдовать, немного и не все, но те, что были до смерти чернокнижниками, могут и после.
Таким в клане полагается особый почет и куча привилегий.
А так как на этот раз вампиры колдовали в лесу, и деревья все видели, а корни запомнили суть, то лес смог довольно связно передать информацию мне.
Оборотни и нежить давно друг друга ненавидят, сцепляясь при каждой встрече, а чаще избегая их, так что им сразу всем в головы было вложено знание о месте и времени последней встречи.
Если бы им сразу сказали, что с ними со всеми просто хотят поговорить, то хрен бы кто приперся, а так прибежали как миленькие, оборотни — на бой, мертвяки — на жрачку.

— И…
Коша прыгал рядом со мной, теребя за руку, я внимательно разглядывала карты, щурясь в темноте.
— Вампиры выйдут за пять минут до назначенного времени и исполнят заклинание повиновения.
Мощное и энергоемкое, но действующее на небольшом расстоянии, вот зачем всех и собрали.
Потом вампиры поведут мертвецов и оборотней в город, захватят его и поработят людей, используя их, как человек свиней: вырастит, откормит и съест.
Пашка с Кошей удивленно на меня смотрели, слушая все, что я говорю.
Я начала мухлевать, радуясь своей безнаказанности.
— Наша же задача — помешать вампирам и стравить два войска. Чем меньше их останется после битвы, тем лучше.
— А-а-а…
Протянули они хором.

Я разложила свои карты и радостно оскалилась сразу же погрустневшему Пашке:
— Я выиграла, подставляй лоб для щелбанов.
Тяжелый вздох и тихие щелчки ударов, Кошка махнул на нас лапкой и снова пошел бдить.
Прошло еще довольно много времени, когда вдруг гвалт у стены стих и в уши вонзилась нереальная тишина.
— Начинается.
Прошептал Коша, прыгая у края стены и стараясь все рассмотреть.
Мы с Пашкой тоже подошли к зубцам и с интересом выглянули наружу.

На возвышении в центре толпы оборотней и нежити стояли вампиры.
Всего четверо, и одна из них — женщина.
Именно она чертила что-то на камне под ногами, а остальные трое просто9 стояли, отделяя ее хрупкую фигурку от окружающей ненависти и злобы.
— Смотри, смотри, она закончила рисовать.
Жарко зашептал Коша мне на ухо, умудрившись-таки вскарабкаться на плечо.
Я решила пока его не сбрасывать, хоть его вес и стал давно чересчур большим для такого сидения.

Вампирша начала говорить, и я, как маг, могла не только услышать, но и увидеть ее слова: будто тонкие нити разлетаются от нее и закрепляются концами на земле за границей невидимого круга, в который входили почти все здесь присутствующие (ну все, кроме нас).
Нитей становилось все больше, и их концы она держала в поднятой над головой руке, сжимая их когтистыми
пальчиками.
На какой-то момент я даже залюбовалась ею…
Высокая, хрупкая и необыкновенно изящная, в облегающем алом платье с черными узорами, гармонирующими с каскадом спадающих ниже талии чуть вьющихся волос.
Черты лица увидеть не позволяло расстояние, но я поняла,
что глаза ее закрыты, а брови сведены к переносице
от сильного напряжения.
Она уже покачивается в такт творимому заклинанию, все громче и громче очерчивая его слова и звуки.

— Ди, не спи.
Пихнул меня в бок Паша.
Я опомнилась и кивнула.
Он прав, я опять ушла в прострацию, забыв о деле.
Так, первым делом очертить свою фигуру на каменном полу.
К счастью, у Пашки был мел.
Потом встать в центр, зажмуриться, представить окружающее, магией обновить себе зрение, увидеть нити чужого волшебства и… перехватить их.
Так просто.
О нет, не просто, жжется!
Удивленный крик за стеной слился с моим собственным воплем.
Пашка повалил меня на пол и рукой зажал рот.
Молодец, и как я колдовать теперь буду?
Нити, будто живые, извивались концами в руках, прожигая кожу, сосуды, мышцы.
Что было силы укусив Пашку за руку, я все же высвободила рот и двумя последними словами заставила нити исчезнуть, а потом села и принялась дуть на изувеченные руки.
Пашка матерился неподалеку, а за стеной уже разгорался бой.

Визги, крики, рычание и вопли слились в какофонию, мгновенно расколовшую тишину ночи.
Пашка пополз посмотреть, а я изо всех сил пыталась прекратить реветь и вспомнить хоть одно заклинание от боли.
Черная морда, длинный шершавый язык и мокрый, холодный нос ткнулись в мои руки.
Тигр методично зализывал раны, они исчезали прямо на глазах, заставляя боль отступить, утихнуть навсегда.
Я засопела и благодарно улыбнулась ему.

— Вампиры! Они летят сюда!
Заорал Пашка.
Я удивленно посмотрела на него, но тут старое черное покрывало, служащее нам навесом, резко рвануло в сторону, и над нами в воздухе зависли четыре разъяренные клыкастые фигуры с огромными крыльями летучих мышей.
Она нашла меня взглядом, злобно прищурилась и что-то выкрикнула.
Прозрачный щит — уже рефлекс, и вот по его куполу медленно стекает что-то зеленое, вязкое, с шипением прожигающее камень.
Вампирша взвыла и начала колдовать непрерывно, щедро черпая силу у своих соплеменников.
Те довольно быстро побледнели, покачнулись и… рухнули вниз, прямо в кошмарное месиво из сцепившихся тел оборотней и гниющей плоти мертвецов.
В нас полетели огненные шары, молнии, синие искры.

Банально, милочка, банально, без огонька колдуешь.
Я нагло улыбнулась вампирше.
Это взбесило ее окончательно, и она, закрыв глаза, начала петь что-то, мне совсем незнакомое.
Вокруг нас поднялись вихри, заключив ее и нас, защищенных куполом, в центр одной из воронок.
Что-то сгущалось вокруг, воздух за куполом менял цвет, по стенкам вихря тянулись какие-то тени, сплетаясь и срастаясь между собой.
— Ди, мне страшно!
Проорал Коша мне в ухо, я чуть не оглохла.
Понятливый Пашка снял с меня паникера, тигр стоял рядом, опять став ростом мне по плечо, и всей своей массой поддерживал несчастную ведьму.

Что же это?
Теней все больше, вот уже снаружи одна сплошная живая колеблющаяся тьма…
Я пытаюсь хоть что-то понять, но любое мое заклинание натыкается на глухую стену такой силы, что я чувствую себя песчинкой, стоящей перед вздыбившимся океаном и пытающуюся построить плотину.
Купол уже трещал, еще чуть-чуть — и он лопнет.
Я оглянулась на стоявшего неподалеку Пашку и прижавшегося к нему дракошу.
Пашка упорно жег лазерами прямо сквозь купол все вокруг, но толку от этого было мало.
Я улыбнулась.

Кто-то когда-то предсказал мне мою судьбу.
— «Ты будешь вечно скитаться, девочка.
Шептала мне ветхая старуха то ли из яви, то ли из сна.
— Друзья покинут тебя по твоей воле, а обретутся без твоего согласия. Ты будешь бороться, учиться и побеждать, да только все равно сгинешь одна в пасти черного хаоса».
Я тогда посмеялась над старухой, даже не стала ей платить за предсказание, и она прокляла меня на прощание, вслед. Может, зря я тогда так поступила?

Телепорт открылся на раз, длинные неровные дыры просто засосали Пашку, дракона и тигра, возмущенно зарычавшего и почти вырвавшегося из его полупрозрачной пасти.
Я отправила бы и себя, но тогда телепорт просто не сработает: ему нужны две привязки — вход и выход.
Здесь же, где вырвался призванный безумной вампиршей хаос, вход я могла привязать только к себе, больше не к чему.

Сверху послышался крик, полный боли, и с противным хрустом на купол упало изломанное и изувеченное тело клыкастой ведьмы.
Все правильно, хаос не терпит ничьей воли и вскоре уйдет сам, но лишь после того, как уничтожит причину вызова, дабы неповадно было впредь.
Вспышка.
И ее тело отправляется туда же, куда и мои друзья ранее, — к нам в дом.
Последний ингредиент.
Коша найдет книгу и нужную страницу, они справятся без меня.
По куполу прошла сеть извилистых трещин, секунда — и он разлетается на тысячи осколков, а на меня сотнями жаждущих пастей падает пульсирующая от голода темнота.

Опубликовал     15 мая 2016 Добавить комментарий
КОММЕНТАРИИ

Похожие цитаты

ОСОБО ОПАСНАЯ ВЕДЬМА

ПРОЛОГ.
РАЗЫСКИВАЕТСЯ ОСОБО ОПАСНАЯ ВЕДЬМА!
На вид беззащитная.
Легко втирается в доверие.
Бесстрашна. Обожает авантюры.
Склонна к бродяжничеству.

Чувство юмора почти всегда преобладает над здравым смыслом.
Владеет всеми видами магии, знает наизусть абсолютно все заклинания и умеет их применить. В огне не горит, в воде не тонет.
Беспощадна к нежити и нечисти.

Неразборчива в связях: лучший друг и подельник — темная личность; пришелец из другого мира (в розыске за убийство мон…

Опубликовал  nivikon   02 апреля 2016 Добавить комментарий

ОСОБО ОПАСНАЯ ВЕДЬМА

начало #877945, #877947 РАЗЫСКИВАЕТСЯ ОСОБО ОПАСНАЯ ВЕДЬМА! На вид беззащитная. Легко втирается в доверие. Бесстрашна. Обожает авантюры. Склонна к бродяжничеству. Чувство юмора почти всегда преобладает над здравым смыслом. Владеет всеми видами магии, знает наизусть абсолютно все заклинания и умеет их применить. В огне не горит, в воде не тонет. Беспощадна к нежити и нечисти.

часть первая
ГЛАВА 5

Утром меня разбудил долгий и протяжный гул, предвещающий начало нового дня.
Я, закутанная до самого носа в теплое пуховое одеяло, с трудом продрала глаза и почувствовала, как что-то колется в боку.
Изучив правый бок, я обнаружила там тихонько посапывающего Кошу.
Он возмущенно заворчал, когда с него сдернули одеяло, не открывая глаз, нащупал его край и снова закутался с головой.

Я хмыкнула и все-таки встала, решив сегодня не опаздывать.
Расписание глянцевой ро…

Опубликовал  nivikon   05 апреля 2016 Добавить комментарий

ОСОБО ОПАСНАЯ ВЕДЬМА

начало #877945, #877947, #877949, #878974 , #878976,#878978 РАЗЫСКИВАЕТСЯ ОСОБО ОПАСНАЯ ВЕДЬМА! На вид беззащитная. Легко втирается в доверие. Бесстрашна. Обожает авантюры. Склонна к бродяжничеству. Чувство юмора почти всегда преобладает над здравым смыслом. Владеет всеми видами магии, знает наизусть абсолютно все заклинания и умеет их применить. В огне не горит, в воде не тонет. Беспощадна к нежити и нечисти.

часть первая
продолжение ГЛАВЫ 9

В таверне мы сели за крайний угловой стол и заказали всего, чего душа желала, а душа желала «все самое вкусное, что есть на кухне».
Хозяин тут же засуетился, прогнал сонную, с глазами навыкате девушку с зажатым под мышкой подносом и, радостно ухмыляясь, заверил нас, что все будет в лучшем виде.
И не обманул.
Курица, жареная рыба, маленькие, зажаренные на углях птички и три кувшина вина были оценены нами по достоинству.

Пару раз к нам пытались подсес…

Опубликовал  nivikon   09 апреля 2016 Добавить комментарий
Лучшие цитаты за неделю Ольга Мяхар: 107 цитат