Место для рекламы

Изэнеми

Халатик с павлинами… Томный уют.
Любовь, как крючок иероглифа.
Без имени. Милою здесь не зовут.
Клиенты-драконы — уродливы.

Лицо разрисовано — маскою мел.
Пустоты браслетов звенящие.
На жёсткой циновке любой, кто хотел,
Впивался ей в губы манящие.

Голодную хищную тварь пробуждал, —
Любовь не была ей обещана.
Саке разливался, курился сандал.
Под опиум всласть обесчещена.

На шёлковом облаке из кимоно
Измятой лежит хризантемою…
Вишневые губы, как крови пятно,
Зажаты печальной эмблемою.

Пробрал ее ветер до самых костей,
Улыбка — подобие лезвия.
Несладко в капкане притворных страстей,
Цветущих смертельной раффлезией.

Сияй драгоценный и редкий фарфор,
Нектаром сладчайшим наполненный.
Жаль, пьёт тебя плут, проходимец и вор.
Ты похотью стебель надломленный.

*Изэнэми — яп. женщина, которая приглашает.

© Copyright: Татьяна Орлова Славянская -2, 2021 Свидетельство о публикации №121052903561

Опубликовал  пиктограмма мужчиныВладимир Казмерчук  21 июн 2021
0 комментариев

Похожие цитаты

О крестах прошлому

О, Боже мой… На что себя я трачу?!
Течет томленьем стылость февраля.
Но ангел слеп, он обронил удачу
В воронку растворившегося дня.

Хранитель снега как над златом чахнет,
И мается в тисках озноба май.
В шкафу рубашка… Но она не пахнет
Тобой. Все встречи были невзначай.

В какой конец билет тобой оплачен,
Чему мы ставим жирные кресты?
День четвертован, выдохом и плачем, —
Бесцветен он, ничтожен и постыл.

Опубликовал  пиктограмма мужчиныВладимир Казмерчук  25 мар 2021

В моем аду живут четыре кошки:
Обида, гнев, предательство и ложь.
Съедают душу каждый день по крошке,
Но иногда не брезгуют и ложкой.
Ах, наточить бы меч! А в крайнем — нож.

Как уживаться с кошками — не знаю.
Хитры, коварны, мстительны порой!
А я средь них пушистой белой заей
В раздумьях бестолковых изнываю,
Запутанная каверзной игрой!

Мой рай подпитан сладкими цветами.
Средь них пылают страсть, любовь и верность,

Опубликовал  пиктограмма мужчиныВладимир Казмерчук  31 мар 2021

Случайность

Все тюрьмы, как нож, похожи —
Есть жертва и есть палач.
И в храмах одно и то же —
Неслышный душевный плач.

Там лица из алебастра
Ссыпают в подушки мел.
А души из пенопласта —
Мишенью для едких стрел.

Усталость зеркал от ликов —
Всё серою чередой.
Но шепот, разбившись криком,
Восходит в кипящий зной.

Опубликовал  пиктограмма мужчиныВладимир Казмерчук  20 июн 2021