"Суданская Роза" автор : Черкасова Ольга(часть первая)

Голова совершенно раскалывается. Как будто вчера я крепко приложился к спиртному. И не могу вспомнить, что было вчера… Помню, что однажды я напился на выпускном в школе. Тогда, по традиции, пошли встречать рассвет на берегу реки. Возможно, это событие вызывало бы у меня положительные эмоций, если бы в тот раз по моей вине не произошла авария, в которой погибли мои родители. В назначенное время мы не вернулись домой, они заволновались и приехали забрать меня. Мама ругала меня, а отец заступался, мол, ну что, ну в первый раз, бывает. Из-за этого мама обиделась на отца, а он пытался её успокоить. Как часто бывает, неизвестно откуда появился грузовик, который столкнулся с нашей девяткой… Больше я их не видел. Пока я лежал без сознания в больнице, их уже похоронили. Тётка Софья, сестра отца, забрала меня к себе, квартиру родителей, завещанную мне, она сдавала, а деньги тратила исключительно на мои нужды, на мою учёбу. Больше я никогда не пил. Вообще.
Ничего не помню… Может быть это сказывалась травма головы? Но я никогда раньше не испытывал такой боли и уж тем более не было провалов в памяти. Надо встать. Глаза не открываются. Немного погодя мозг начал выдавать некоторую информацию, и перед глазами всплыли отдельные моменты вчерашнего вечера. Машка!!! Помню, что разговаривал с ней вчера! Только вот о чём? И зачем она приходила — то вообще? Маша, это моя соседка по лестничной площадке. Какое-то плохое чувство. Неужели я вчера на неё накричал? Серьёзно, я не отношусь к ней плохо, она вполне приличная девушка, даже симпатичная в какой-то степени, просто не в моём вкусе и часто несёт полный бред. Кстати, мне всегда было интересно, как эта деревенская девчонка умудрилась купить дорогую квартиру в центре города и открыть свой бизнес?
Есть надежда, что она может знать что-то о вчерашнем моём состоянии.
С трудом поднимаю бессильное тело с кровати и направляюсь в ванную. В зеркало, наверно, лучше не смотреть. Не успел я дойти до раковины, как зазвонил телефон. Найти бы его теперь.
Звук явно доносился из-под кровати. Наверно вчера я его туда зашвырнул. Со скрипящим звуком в коленках, как древний старик, я заглядываю под кровать и достаю мобильник. Звонила Катя с работы. Человек, которого я знаю уже лет шесть, до сих пор остаётся для меня какой-то загадкой. И чем она вообще занимается в нашей шаражке? Постоянно только и вижу, что на звонки отвечает, а ведёт себя как заместитель Шефа.
Так, собираем все силы в кучу, надо ответить на звонок.
— «Да…»
— «Дима, мы засекли скачок. Шеф ждёт тебя через час.»
— «Ого… Понял.»
— «И давай без фокусов. Ты знаешь, что у Шефа с юмором плохо.»
Стоило мне только подумать — «И у тебя, Катя, видимо, тоже», как услышал сухой ответ:
— «Я всё слышала. Собирайся.»
Ага, будто я не знаю.
На кофе времени нет. Если воспользоваться своими способностями в личных целях, можно вообще бежать с этой планеты. Интересно, на расстрел стоит одеваться нарядней? Хватаю джинсы, белую рубашку, и наспех натягиваю на себя. Ботинки. Знать бы ещё, где они!
Как-то страшно даже стало. Таких провалов в памяти у меня никогда не было. И ещё это осознание того, что кто-то знает о тебе больше, чем ты сам. Особенно если знают такие люди, как Катя. Один её пронзающий взгляд чего стоит. О том, что она слышит мысли на расстоянии, я вообще молчу. А я всё никак не могу вспомнить.
Наверно, пора уже представиться. Меня зовут Дмитрий, тридцать лет, живу один. Живу не бедно, в престижном районе города. Трудно сказать, кем я работаю, потому что моё занятие в принципе не назовёшь работой. По- началу было просто весело, теперь же это веселье превратилось в какое-то наказание. Мне было двадцать четыре года, когда всё началось. Периодически я стал попадать в прошлое и будущее, наблюдая обычную жизнь русских крестьян и французской знати, даже Брежнева видел, да, да. Для меня оказалось возможным увидеть то, о чём я никогда никому не расскажу. Не потому что я не хочу, просто от знания некоторых вещей может сорвать крышу. Ну, во- первых, я не прорицатель, а во- вторых, каждый раз будущее изменяется, когда меняется то или иное решение. Так что, не ходите к гадалкам, и творите сами своё будущее.
Путешествовать во времени я начал совершенно неожиданно для себя, хотя и не уверен, что случайно. Несправедливо то, что я могу быть где угодно и когда угодно, но не могу изменить тот день, в который погибли мои родители. Каким-то образом это время ускользает от меня. Кто знает, может моя соседка Маша права, и судьбы людей подвластны только одному какому-то высшему разуму? Насколько я знаю, до моего прихода было организовано много операций по спасению многих великих людей, но ни одна не увенчалась успехом. Да и вообще не известно, чем бы обернулось для нас такое вмешательство в историю.
В нашей организации много «талантов». Для каждого из нас создают легенду, обеспечивают финансово. Многие из нас прикидываются миллионерами, или важными бизнесменами. Мы долго смеялись, когда наш телепорт Женька при выполнении задания оказался замешан в важном слиянии крупных фирм и засветился в «Форбс». Смеялись все, кроме Шефа. Но никто из нас никогда не меняет ход истории. Это запрещено строго- настрого. Согласитесь, кому захочется нарваться на неприятности? Вот мне уж точно не хочется, но почему-то я часто в них попадаю. Что же такого я натворил, что Шеф вызывает меня с утра по — раньше?
Обычно я получаю распоряжения по телефону, через Катю. Видеться с самим Шефом мне доводилось не так часто. Мозги распухли так, что даже думать больно.
Проехав по городу, через сорок минут я уже оказался рядом с нашим зданием. Должен признаться, что раньше и наше здание было для меня загадкой. Мне кажется, что оно нарочно построено именно на этом месте, ведь во времена социализма здесь находилась булочная, причём, довольно приличная по тем временам. Сейчас нашим прикрытием служит цветочный магазин, который по легенде принадлежит Кате. Эта невысокая длинноволосая девушка имеет внушительный авторитет перед всеми в конторе. Шеф слушает её, и все об этом знают, хотя делают вид, что не замечают. При этом она старается быть незаметной для всех, не ведёт разговоров за чашкой кофе, даже не пользуется косметикой. Все знают, что она читает мысли, но никогда она не использует это в ущерб кому-то. И ещё немаловажная деталь — похоже, она не стареет. Когда я увидел её впервые, мне показалось, что на вид ей не больше двадцати пяти, прошло несколько лет, а у неё ни морщинки.
Пересекаю холл магазина, проходя по начищенному паркету. Вокруг царит аромат цветов, которым наполнено помещение. Ни один ароматический распылитель не смог бы сравниться с этим запахом. Я всегда останавливаюсь на секунду, чтобы вдохнуть полной грудью свежего воздуха. Это непередаваемое ощущение, когда ты покидаешь город и мчишься в горы, или на море, но для этого тебе нужно всего лишь открыть дверь. Кто знает, возможно, это из-за цветов, а может быть потому, что Катя наполняет здесь всё какой — то непривычной для городского жителя атмосферой.
Тем не менее, мне нужно идти дальше, и я направляюсь в сторону служебного помещения. Проходя по узкому коридору, я понимаю, что головная боль отступает, и сознание постепенно проясняется, только вот память по прежнему не даёт мне понять, что же вчера случилось.
«Степаныч!!!» — мгновенно пронеслось у меня в голове. Видимо действительно произошло что-то серьёзное, если уж Степаныча вызвали из отпуска. Ох, как же мне теперь ему в глаза смотреть? Он этого отпуска лет десять ждал! Нда, нехорошо получается…
Степаныч, это наш местный лекарь — целитель. Не знаю как, но у него получается каким-то образом способствовать выздоровлению. Добрый и юморной старик.
Пройдя все тёмные коридорчики подвального помещения, открываю тяжёлую железную дверь и спускаюсь по узкой лестнице вниз. Ещё минута, и передо мной последняя дверь. За этой простенькой пластиковой дверью открывается ярко освещённый просторный коридор со множеством других дверей. Обычно у нас тихо, но сейчас, как в муравейнике.
Из операторской, которая просто напичкана разнообразной техникой всех поколений, вылетели Гриша и Вася. С кучей распечаток и бумажных лент, тех, что когда-то использовали для телефонограмм. Спотыкаясь о ленты, которые несёт Гриша, Вася на ходу подравнивал стопку бумаг в руках, оба они направлялись в сторону кабинета Шефа. Входя в двери кабинета, Гриша оглянулся в мою сторону. В его взгляде промелькнул упрёк, который тут же сменился чем-то вроде сочувствия. Глубокий вдох, вхожу.
На сотые доли секунды мне показалось, что я ошибся дверью, потому что такого переполоха в кабинете своего начальника я никогда не наблюдал. Слева стоял угрюмый Вася и держал в руках распечатки документов, графиков, ленты с телефонограммами. Гриша поочерёдно вытягивал из этой кучи листы и складывал их на столе перед Шефом, при этом поясняя каждый из них. Оба парня были взъерошены. Заметно, что этой ночью никто из них толком не спал. Моя догадка подтвердилась, когда Вася склонил голову к плечу, спрятав лицо в своём белом халате и от всей души зевнул. Активность Гриши, я бы даже сказал, какая-то нервозность, могла быть последствием большого колличества выпитого кофе. Бьюсь об заклад, войди я сейчас в их операторскую, то нашёл бы десятки одноразовых стаканчиков.
На стуле у стены, недалеко от стола усыпанного бумагами, сидела Катя. В руках у неё была кружка с ароматным чаем, которую она держала обеими ладонями, будто согреваясь в холодный зимний вечер. Одетая в привычный простенький наряд, с привычной русой косой до пояса, Катя всё же выглядела по-другому, не как всегда. На её лице смешались тревога, волнение, и что-то ещё, что я никак не могу понять.
За всей этой вознёй меня не сразу заметили, поэтому я мог выиграть пару минут для того, чтобы хоть немного понять, в чём дело и что вообще происходит. Следом за мной вошёл Степаныч. Мужчина шестидесяти с лишним лет, проходя мимо, похлопал меня по плечу, после чего я совершенно перестал чувствовать головную боль. Он подошёл к Кате и галантно поприветствовал её, поцеловав руку. Старая школа! Подумав об этом я невольно растянулся в улыбке — «У нашего Степаныча есть чему поучиться». В этот самый момент Катя посмотрела на меня, и в её взгляде трудно было не прочесть — «Куда уж вам!».
Это в рядовом офисе надо думать что говоришь, а у меня на работе надо ещё и за мыслями своими следить! Интересно, может, существует какая-то защита от подобных проникновений в голову? Ну, я не знаю, как у тех супергероев — мутантов. В этот момент Катя делала глоток своего чая, и звук, который она издала, явно усмехнувшись надо мной, меня крайне разозлил. Наверняка я бы ей сказал пару ласковых слов, если бы в этот момент не поймал взгляд Шефа, который кивнул в сторону стула, давая мне понять, что я должен присесть.
Теперь, находясь в эпицентре бумажного урагана, я смог точнее разобрать о чём говорит Гриша. Рядом устроился и Степаныч.
Под потеющими очками Гриши, можно было рассмотреть его покрасневшие глаза. Взволнованным голосом он рассказывал о том, что одновременно из разных временных точек временного пространства были совершены переходы в наше время. Точки отправления им засечь не удалось, но Вася сумел соединить точки прибытия. Когда Гриша сказал об этом, у Васи из груди вырвался вздох, который мог означать только то, что выявление этих данных далось ему с большим трудом. Как бы странно это ни выглядело, но географические значения оказались точным адресом моего дома.
Взяв карандаш, Шеф принялся задумчиво обводить мой дом, обозначенный на карте города. Дождавшись, когда запыхавшийся Гриша сделает паузу, он, не отрывая глаз от карты спросил:
-" Их ведь было четверо?"
-«Д-да…"-ответил Гриша.
Лицо Степаныча мгновенно стало каменным, а сидевшая до этого момента Катя, резко встала со стула и, поставив кружку на стол, решительно сказала:
— „Мы всегда были готовы к этому, и что делать в этой ситуации — мы знаем!“
От такой твёрдости в её голосе мне стало не по себе, а Гриша, будто опомнившись, продолжил:
-» По моим, то есть, по нашим данным, я могу с уверенностью сказать, что прибытие продолжалось не больше часа…"
-" Если бы это затянулось дольше,-вмешался Степаныч, — вряд ли мы сегодня нашего Димку увидели бы."
И вот на этом месте мне вообще поплохело!
-«Дмитрий,-обратился ко мне Шеф,-вы вообще ничего не помните из вчерашнего?»
Я отрицательно покачал головой, но, как только увидел, что Шеф собирается что-то сказать, вдруг вспомнил, что вчера я общался с Машей. Это услышала Катя, и, уперев о стол обе руки, сообщила всем присутствующим о том, о чём я только что подумал:
-" Там была Маша!"
Взгляды всех присутствующих моментально обратились ко мне, а Степаныч со вздохом облегчения откинулся на спинку стула. В это время Катя недовольно посмотрела в сторону Степаныча:
-" Даже несмотря на то, что там была Маша, мы должны разобраться с этой ситуацией. Нельзя просто так всё оставлять. Надеюсь, не только одна я понимаю, что Маша не всегда не всегда сможет быть рядом".
Меня будто накрыло от этих слов:
-" Предположим, что здесь есть те, кто вообще ничего не понимает! Даже Гриша с Васей явно знают больше меня! Хотя, насколько я понимаю, вся эта ситуация именно меня больше всех и касается!"
Измотанные бессонной ночью операторы спешно переглянулись и тут же опустили головы. Шеф, который всё это время водил карандашом по карте, наконец, отложил его в сторону и обратился к Кате:
-" Отведи его к Инге. Он должен всё вспомнить".
Ну, конечно, сейчас меня отвезут к знатной гипнотизёрше, и я всё вспомню. Особенно меня заботит тот факт, что Маша причастна к вчерашним событиям. Кто бы мог подумать, что благодаря ей я остался жив.
Возвращаясь в магазин цветов, тем же путём, которым и пришёл, по коридорам и подсобному помещению, мне пришлось идти намного быстрее, чем обычно. Катя, буквально наступая мне на пятки, ясно давала понять, что мы должны спешить. Я уже намеревался обернуться к ней и предложить идти впереди меня, но она опередила меня, сказав:
-«Всё нормально, прости, больше не буду тебе наступать на ноги… Иди».
По мере приближения к магазину до меня снова стали доноситься невероятные запахи цветов. И, сколько бы ни прошло времени, меня никогда не перестанет удивлять способность этого небольшого сада успокаивать и расслаблять мои мысли.
-«Катя, скажи, а что за цветы ты здесь выращиваешь?»
-«Ты увлёкся ботаникой? Или хочешь заняться растениеводством?»
-«На самом деле я просто спросил, можешь не отвечать, если не хочешь».
-«Не настолько тебе было интересно, если так быстро сдался»!
В её голосе послышалась усмешка. Она смеётся надо мной? Но, внезапно лицо Кати изменилось, стало обеспокоенным. Она посмотрела на меня, потом оглянулась по сторонам:
-«Ты сейчас что-то подумал»?
Теперь я забеспокоился. Что это может значить? Её дар даёт сбои?
-«О чём ты думаешь?! Я не слышу тебя!» — почти прокричала Катя.
Вот это да… Я растерялся и не нашёл что ответить.
Вдруг, из — за роскошного кустарника, растущего в кадушке, послышался шорох. И я, и Катя одновременно повернули головы в сторону, откуда доносился шум. Через секунду мы увидели маленькую девочку, одетую в дорогое платье 19- го века. На вид ей было не больше двенадцати лет, волосы аккуратно уложены в модную причёску того времени. И каштановые кудри волнами спадали на плечи и кружевной воротник. Лицо Кати застыло в изумлении и, на какие- то доли мгновения я подумал, что она испугалась.
Девочка с важностью прошла несколько шагов, почти не отрывая взгляда от Кати. Когда она остановилась, её взгляд практически буравил меня своей холодностью и высокомерным тщеславием. Признаться, в этот момент мне захотелось всыпать ей ремня, только мои размышления прервала её речь, которая вконец меня удивила.
-" Вы, видимо, не ожидали меня здесь увидеть. Хотя можете не отвечать, один ваш глупый вид говорит за вас. Но, как видите, мне не помешали все ваши придумки, предназначенные для того, чтобы меня остановить. Должна заметить, вы изрядно постарались, и лишь стоило увять розе, все ваши старания оказались тщетными…"
-" Катя, — посмотрев на свою спутницу, спросил я, — кто это? О чём она говорит?
-" Это одна из путешественниц, — спокойно ответила Катя.
-" Не одна из, а самая первая, милочка. Советую вам быть вежливей со мной. И даже не потому, что я гораздо старше вас всех вместе взятых, кто примкнул к вашей жалкой компании, а уже потому, что вы прямая моя наследница, и, к тому же изменница. А вы, молодой человек, крайне заблуждаетесь, если доверяете этим людям. Меня зовут Роза. По воле моей недалёкой матери это имя мне было дано. Какой пассаж, носить это имя, и быть бессильной в присутствии растения, которое носит такое же. Неслыханная несправедливость. Вам следовало бы лучше следить за своим садом, дорогая, все ваши розы — увяли".
Вдруг за моей спиной послышались лёгкие шаги, это были близнецы Лёшка и Арсений. Я не знал на что способна Роза, и хотел уже остановить их, сказать, чтобы они звали подмогу, потому что чувствовал крайнюю опасность. И Катя всем видом старалась быть сдержанной и твёрдо держалась перед этой грубиянкой, хотя было заметно, что ей становилось всё хуже. Но близнецы всё приближались к нам. Они взялись за руки, и поравнялись с девчонкой. Она, отступила на шаг назад, и брезгливо посмотрела на мальчишек:
-" Кто вы такие?"
По всей видимости, было уже поздно, они протянули к ней руки и начали говорить что-то на латыни. В это время Роза сморщилась, согнулась так, как будто у неё очень сильно заболел живот, и через минуту она растворилась в воздухе, будто её и не было. Остался только запах лаванды, который от неё исходил. Катя облегчённо вздохнула и схватила меня за руку:
-" Мы должны поторопиться. Надо собрать все розы, которые есть у меня в саду. Мы их положим в багажник твоей машины. Мальчики, как вы оказались в магазине? Вы так вовремя!"
-" Вася сказал, что состоялось новое проникновение, и Александр Борисович нас отправил к тебе".
Александр Борисович? Кто это? И на мой мысленный вопрос последовал категоричный ответ Кати:
-" Это тот, кого ты постоянно называешь Шефом!"
-«О, какая приятная новость — твой дар вернулся!»
-«Да, она блокирует меня, но лишь на время, пока она рядом. Мы должны как можно скорее найти Ингу, и по возможности, Машу, Роза может вернуться в любой момент!»
Из подсобного помещения мы вытащили ящики, которые Катя хранила в закрытой комнате, в этих ящиках уже цвели цветы невероятной красоты. Что это? Это и есть то самое, что мешало Розе до нас добраться?
-" Да, это суданская роза. Это единственное растение, способное помешать ей найти нас".
Ну вот, прежняя Катя. Можно даже рта не открывать. Мне так стало хорошо от этой мысли, что я даже сам удивился.
Катя посмотрела на меня и улыбнулась:
-" Рано радуешься"!
Мы погрузили в багажник целый ворох цветов, близнецы сели на заднее сидение и с важным видом пристегнулись, Катя села рядом со мной. В руках она держала небольшой букет из суданской розы, как я понял — для надёжности. Когда Катя объяснила куда ехать, и мы двинулись в путь, мне не терпелось узнать, что же всё-таки происходит. Неслышно вздохнув, Катя посмотрела на свой букет, потом отвела взгляд в боковое зеркало моей машины, и начала рассказ:
-" Роза, это первая юная путешественница во времени. Её дар проявился очень рано, чаще всего это происходит к двадцати четырём годам у мужчин, и к двадцати у женщин. А Роза проявила себя уже в одиннадцать лет. Её семья переехала в Россию из Польши, в самом начале правления Александра I. В Польше отец Розы практически обанкротился, а в России у них началась новая жизнь. Её мать также была путешественницей, но бабка Розы со стороны отца усилила этот дар, потому что занималась колдовством, после рождения внучки она пропала, и никто её не видел. Мать Розы, Мария, родила дочь в двадцать один год. Она очень любила своего мужа, свою дочь, но взаимной любви она так и не получила. Розе достались в наследство от матери только дар и красота, а тщеславие, высокомерие, гордыню она впитала от отца. Розе хотелось быть единственной, кто имеет возможность перемещаться во времени, поэтому она всячески настраивала отца против родной матери. Роза планировала избавиться от матери, она подкупила сына управляющего своего отца, чтобы тот разыграл сцену любовного свидания, и именно в тот момент, когда отец возвращался домой. Конечно же он принял эту ситуацию в точности, как того хотела его дочь. Он даже не стал разбираться, а просто выгнал жену из дома. Твоя соседка Маша, это мать Розы"…
-«Ого" — всё что я мог сказать.
-» Это ещё не всё. Вчера Роза видела Машу, и теперь ей грозит серьёзная опасность"
-«Хорошо. Машу мы найдём, а Инга здесь причём? И кто эта Инга?»
-" Инга, это путешественница из Германии. Сейчас ей пятьдесят четыре года. В нашем времени она живёт не так давно, но она хранит книгу, где записаны все путешественники, в том числе и те, которых нашла и уничтожила Роза. Во время второй мировой войны она сбежала сюда со своим сыном из концлагеря. Она рассказала нам о суданской розе. Это растение не убивает Розу, но препятствует ей чувствовать местонахождение людей, имеющих способности перемещаться во времени, управлять предметами силой мысли. К двадцати годам Роза буквально потеряла рассудок. Она убила сотни людей, которые не захотели принять её, как полноправную госпожу и следовать её приказам по вмешательству в историю мира. Инга была одной из тех, кто отказался ей служить. Мы нашли её, спрятали, причём она помогла нам гораздо больше, чем мы ей. У этой женщины есть не только дар перемещения во времени, она исцеляет память, и, самое главное, она помогает людям обрести надежду."
-" А её сын? Она ведь сюда переместилась со своим сыном?"
-" Да, но её сын переметнулся к Розе. У него также есть дар врачевания памяти, но также он может и лишить памяти кого угодно. Он делал попытку вернуться назад, но жестоко поплатился за измену Розе. Она сделала его своим рабом, в прямом смысле. Как это обычно получается, когда человек жаждет власти, то платит за это своей свободой, или жизнью".
-" А мальчишки, — кивнул я в сторону близнецов, — они тоже из прошлого? Или они из будущего?"
-«Дима, эти дети спасли жизнь не только мне и тебе, они спасли очень многих людей от Розы. Только та Роза, которая была здесь сегодня, ещё не знает об этом. Этой Розе двенадцать, и она ещё не знает очень многого. Опаснее всего та Роза, которая в полной мере овладела мастерством своей бабки. Алёша и Арсений, дети путешественников, но сами они не перемещаются во времени, но они могут заставить кого угодно сделать то, что им нужно. Сейчас им восемь лет, но они многое уже понимают, и это очень хорошо, что они с нами».
-«Катя, я даже не мог себе представить, что всё настолько серьёзно».
-«Ну, значит пришло время узнать и представить».
Катя снова отвернулась к окну и больше ничего не говорила всю дорогу. Мы доехали к моему дому, в надежде, что Маша будет там. Так и оказалось. Теперь, зная кто же на самом деле моя соседка, мне было неловко даже посмотреть ей в глаза. Ведь я неоднократно грубил ей, в то время как она всегда была рядом, чтобы помочь. Спасти меня от своей родной дочери! В голове не укладывается. Стоя в прихожей квартиры Маши, я даже не решался пройти. Катя подошла ко мне и совсем тихо, на ухо прошептала:
-" Поверь, достаточно просто попросить прощения".
Катя ушла с Машей на кухню и рассказала ей о случившемся в магазине. Лицо Маши выражало и обеспокоенность, и тревогу, и страх одновременно. Она рассказала, что вчера Роза явилась с двумя своими помощниками, и ещё с ней был Юстас, сын Инги. В свои восемнадцать лет он был похож на старика: измученное лицо, абсолютно седые волосы. Роза требовала выдать ей меня, и не препятствовать её воле. Но Мария, применив все свои имеющиеся силы, защитила своего неприветливого соседа. Хотя Юстас и сумел воздействовать на мою память. Та Роза, что была вчера, была вовсе не подобием дерзкой маленькой собачки, это была семнадцатилетняя ведьма, которая готова смести всё, что окажется на её пути. Маша собрала сумку, похожую на саквояж, и мы направились к машине, чтобы теперь ехать к Инге. Мне нужно было с ней встретиться, потому что Маша появилась именно в тот момент, когда Роза уже почти полчаса была в моей квартире. Необходимо было узнать, что там говорилось и какие у неё планы. Маша села на заднее сидение между близнецами. Пока мы ехали, царила полная тишина, только пару раз останавливались, чтобы купить еды близнецам.
Инга поселилась в соседнем городе, поэтому добираться до неё пришлось несколько часов. Мы уже находились в черте города, когда стало темнеть. Мне с трудом удалось уложить все мысли в порядок. Даже мои способности, моё окружение на работе в течение нескольких лет, не могли сравниться с тем, что я теперь знаю. Возможно, Инга действительно знает больше, возможно именно там я смогу понять своё предназначение. Хотя, я не уверен, что стоит возлагать слишком большие надежды на эту встречу.
Подъезжая к дому Инги, мне всё больше становилось не по себе. Может это обычное чувство страха перед неизвестностью? Или сомнение, стоит ли мне вообще знать то, чего я ещё не знаю. Но ведь это касается не только меня. Если эта сумасшедшая Роза уже успела навредить многим людям, сколько бед она ещё может натворить? И все эти люди, которые работают рядом со мной много лет, разве я могу подвергнуть их опасности только потому, что я боюсь перемен и неизвестности? Нет, конечно, я не могу, и не имею права позволить себе рисковать другими людьми. Пусть я и не супергерой, но и эгоистом мне быть надоело.
Дом Инги оказался очень старым, одним из тех, что готовятся к сносу уже двадцать лет. Тем не менее, дом с аккуратным забором, стены дома выбелены и подлатаны, окна окрашены и цветы вокруг домика, всё говорило о том, что хозяйка очень любит это место, заботится о нём. Нам не пришлось ни звонить, ни стучать, так как хозяйка уже ожидала нас возле калитки. Инга, женщина не столь преклонного возраста, но с отметиной горького прошлого. Седые волосы аккуратно уложены по моде сороковых, руки изящной худобы приветливо раскинулись, чтобы обнять долгожданных гостей. Она провела нас в дом, который изнутри был таким же светлым и уютным, как и снаружи. Небольшая кухня и комнатка, где поселилась Инга, полностью отражали её стремление к свету и теплу. Провожая нас в комнату, Инга усадила меня в кресло, укрытое кружевным пледом ручной работы, Машу и Катю на свою кровать, а мальчишек отправила за стол на кухне и налила каждому по большой тарелке борща:
-" Мальчики сегодня потрутились, им необхотимо поткрепиться. А вы не хотите чаю? — спросила Инга с немецким акцентом, — у меня есть утивительный чай из трав и цветов".
-" Да, — ответила Катя, — мы с огромным удовольствием попробуем ваш чай, Инга!"
-«О, тогда потожтите минутку, я поставлю чайник».
Инга налила воду в чайник и поставила на электрическую плиту. Подошла к столу, за которым сидели близнецы, погладила по голове каждого и спросила, не хотят ли они ещё домашнего тёплого хлеба с молоком и вареньем из малины. Алёшка и Арсений от этого предложения не отказались и с восторгом наблюдали, как Инга нарезает круглый хлеб, приготовленный с заботой и любовью. Налив чаю для нас, она попросила Машу помочь ей принести кружки и накрыть небольшой столик в комнате.
Пока накрывался столик я успел заметить шрам на руке Инги, скорее всего это шрам от сведения татуировки номера концлагеря. Инга посмотрела на меня и улыбнулась:
-" Мальчик мой, тело не в том, какие шрамы остафляет горе на нашем теле, а какие раны крофоточат в сердце".
-" Вы тоже читаете мысли?" — удивился я.
-«Инокда не нушно умение читать мысли».- Снова улыбнулась Инга.
Расположившись на маленьком стульчике, Инга пригласила всех к чаепитию, прочитав небольшую молитву. Делая глоток чая, я ощутил знакомый аромат, который часто чувствовал, когда пила чай Катя в конторе:
-" Этот чай меня научила готовить Инга" - Посмотрев на меня, произнесла
Катя.
-" Та, мой торогой труг… Инокта мы получаем реткие тары, которые мнокие люти назыфают сверхъестественными. Люти порой зафитуют нам, кокта как сами имеют потрясающие спосопности: срение, слух, любофь, семью. Только этим они не торошат, а мечтают о бессмертии, слышать чушие мысли, прохотить сквось стены.

Опубликовала    30 сентября 2014
16 комментариев

Похожие цитаты

Если передо мной предстанет выбор: Любимая или друзья, я без колебаний выберу любимую… Ведь друзья мне не родят детишек, они не будут меня терпеть до самой старости… Только родная пройдет весь жизненный путь вместе с тобой до самого конца… И идиот тот мужик который друзей выдвигает на первый план… это в молодости все дружные, а со временем все разбегутся в разные стороны, каждый будет устраивать свою личную жизнь и поверь, им будет не до тебя… В крепкой счастливой семье… весь смысл жизни… не глупите… делайте правильный выбор!!!

Опубликовал  РАЗНОГЛАЗЫЙ БЛОНДИН  27 июля 2014

А в чем обвинят вас ваши дети?

Если где-то есть идеальные родители, то мы о них никогда не узнаем. Об идеальных, да и просто хороших родителях, даже как-то не принято говорить. Даже Цветаева в своих мемуарах ненавязчиво, как ей казалось, подшпиливала свою мать, ставя ей в укор явно – более сильную любовь к младшей дочери, и завуалированно – непонимание поэтического дара старшей.

Ругать родителей, особенно матерей, стало в последние годы хорошим тоном. За что ругать — это уже не суть важно. На кого-то матери не обращали внимания, строя свою карьеру, личную жизнь, коммунизм или занимаясь еще кучей бесполезных, с точки зрения обиженного ребенка, вещей. «У меня не было мамы», «меня не любили», «мне не додавали ласки», «на меня не обращали внимания», «я был никому не нужен», «всем было не до меня» и т. д. — это еще не полный список претензий к матерям. Особенно к матерям…

Опубликовала  Ангария  19 августа 2014

-Мама, что мне делать?! Муж мне ребёнка
отдаёт только на кормление, сам купает,
гуляет, ночью качает, сыну еще месяца нет!
Ребёнка и не вижу, что делать с мужем?
— НЕ СПУГНИ!!!

Опубликовала  Солнышко ЕГО  10 января 2015
Лучшие цитаты за неделю Olga Sergeevna: 18 цитат