Место для рекламы

Храни тебя твой Ангел

— Поздно уже, готовься мамой стать. Или не рада? — Женщина смотрела на Наташу с сочувствием, жалко было девчонку, только к себе не возьмешь, у самой есть, кого кормить.

— Я не знаю, теперь уже не рада, — призналась девушка. Лицо грустное, в одной руке сумочка, другой за живот держится. Тетя Зина протянула в пакете огородной зелени, которую с дачи привезла. Она прямо тут, на маленьком стихийном рынке, во дворе торгует.

— Не надо мне.

— Надо! Бери, когда дают! Уж чем могу, — Зинаида всунула в руки пакет. — Витамины тебе нужны.

Давно Наташу заметила. Какой раз продаст, а когда и просто даст, хоть и сама нуждается. — Дитё родится — куда ты? На что жить будешь? Ни денег, ни прописки.

— Не знаю, что-нибудь придумаю, — Наташа отвечает монотонно, как будто уже все равно.

— Да ничего ты не придумаешь, кроме как домой вернуться.

— Нееет, домой не поеду.

— Ну, есть же там кто-то.

— Отец есть, только ему все равно, а мамы давно нет. У него там подружка, вместе прикладываются, а потом песни на всю деревню. Он раньше таким не был, отец-то, а мамы не стало — изменился.

— Ну, все равно же дом родной, там ведь родина твоя. Чтобы не случилось, силы надо на родине брать. А без сил никак нельзя, а значит и без родины. — Зинаида продолжала говорить, а Наташа попрощалась и медленно пошла.

— Ну, так ты подумай насчет того, что домой вернуться, — она тяжело вздохнула, — храни тебя твой Ангел.

Год назад приехала поступать в медицинский. Вроде и аттестат неплохой, но, видно, знаний не хватило. Ей бы лучше с медучилища начать, а она замахнулась на институт. Домой не вернулась, устроилась в швейный подпольный цех работать. Только деньги не каждый месяц видела, — конец девяностых. Встретила парня: смуглый, коренастый, веселый. «Со мной не пропадешь» — говорил Сергей, глядя на девушку карими глазами.

— А где ты работаешь?

— Тебе лучше не знать. Жилье снимаю, тебя одеваю, а скоро еще лучше заживем.

Она догадывалась, просила, даже умоляла. — Можно устроиться на работу и жить как все люди. А он только смеялся и просил еще потерпеть немного. «Бизнес у меня такой, понимаешь? Накоплю, автосалон открою. Ну, не совсем автосалон, но уже что-то солидное будет». Говорил, что любит, а ребенка не хотел. Рассвирепел, когда узнал, потом и вовсе охладел, как будто и не было Наташи. Новые машины и новые девчонки. Он уже не заглядывал в коммуналку, квартиру себе снял. Наташа отдала за комнату последние деньги, а самой вот-вот рожать. И пусто стало на душе, не в радость предстоящее событие.

Она успела оставить в холодильнике пакет с зеленью, скинула плащ, присела на диван и сразу поняла, что худо ей.

Соседка вызвала скорую. Наташа вспомнила про сумку, которую собрала накануне, зная, что уже скоро рожать. Дверь скрипнула, — значит скорая приехала, на сердце отлегло. Обернулась — в комнате стояли два рослых парня.

— Она что ли?

— Она это, Серегина девка. А мы и не знали, что Серега постарался, — сказал один из них, увидев ее живот. — Должок за твоим мужем, не рассчитался он с нами, значит, на тебя долг переходит.

— Какой долг? Вы что? И не муж он мне был… Да ведь нет Сережи, вы же знаете, две недели как нет.

— Его нет, а ты есть, говори, как расплачиваться будешь.

— Вы же видите, в каком я положении.

— А нам кучеряво, в каком ты положении, сейчас график составим, когда и по сколько отдавать будешь, — они угрожающе направились к ней.

Наташа почувствовала, что вот-вот потеряет сознание… Вдруг в коридоре послышались шаги, в дверь постучали и тут же вошли. Это была бригада скорой помощи. Следом вошла соседка. Наташа не помнит, как «растворились» эти двое, смутно помнит, как ее увезли.

Она была единственной в палате, кто равнодушно принял новость о рождении дочки. Хотелось просто встать и уйти. Принесли кормить. Наташа разглядывала ее и все думала, куда ей идти из роддома. Спасибо, девчонки с работы принесли комплект для новорожденной, сами, между прочим, сшили. И еще деньги передали. Наташа подумала, что будет, чем за комнату рассчитаться, но вспомнила тех двоих, что наведывались несколько дней назад.

Вещи из комнаты забирала вместе с соседкой, одна боялась, вдруг снова придут. Личных вещей было совсем мало. Оставила хозяйке долг за комнату, и, подхватив, завернутую в одеялко девочку, вышла на улицу.

— Куда же ты, милая? — Тетя Зина попалась навстречу. — Куда ты с дитём? Скажи хоть кто?

— Девочка. — Наташа стояла бледная, худая.

— Как назвала?

— Пока никак.

— Куда ты с ней?

— Не знаю.

— Вот что, пошли ко мне, передохни, а потом мы тебе билет купим домой… и не качай головой, авось не выгонит, дом твой там. Говоришь, ночку на поезде? Так это недалеко, езжай, оклемайся сама и ребенок пусть окрепнет. А лучше у меня несколько дней побудь, денег за это не возьму.

Наташе стало горько и стыдно, что вынуждена у чужих людей остановиться. Через неделю она решилась поехать домой.

Зинаида проводила на вокзал и все повторяла: — Храни тебя твой Ангел…

В поезде села на нижнюю полку, разделась, развязала одеялко, крохотный комочек подал голос. Вошедшая статная женщина села напротив. — Что за невезение: то полка верхняя, то с ребенком попадаются. Всю ночь так будет кричать.

— Она не кричит. — Наташа подняла глаза на женщину, яркая помада бросилась в глаза. Впервые после родов ей стало обидно за девочку, она почувствовала несправедливость по отношению к ребенку. Девочка не кричала, она только слегка куксилась, она вообще была спокойная.

— Ну, значит, ночью будет кричать, не уснешь. Ты уж успокаивай сразу, чтобы мне уши не затыкать, мне выспаться надо, завтра у меня семинар, я на нем выступаю. Дама быстро достала спортивный костюм и стала переодеваться.

Наташа, пожалела, что согласилась на билет в купе, подумала, что лучше бы в плацкарте. Всю ночь она не спала, слышала, как дама вышла рано утром. Тоже стала собираться.

Железнодорожная станция была в стороне от райцентра, надо было еще на автобусе проехать до автовокзала, а потом уже на другом автобусе до родного села.

После потери матери она отвыкла от понимания «родное», и только на душе было тоскливо от того, что хорошее уже не повторится.

К огромному удивлению Наташи отец встречал ее на остановке. Старый мотоцикл был сломан, поэтому пришел пешком. Достал из кармана телеграмму. — Докатилась, что чужие люди просят встретить тебя, буркнул он, — хотел в район ехать, да не успел.

Наташа увидела телеграмму от Зинаиды, которая узнала адрес и обещала, как-нибудь дать весточку. Значит это она накануне отправила.

— Я не просила телеграмму отправлять.

— Ладно уж, здравствуй что ли, — суровое лицо отца немного просветлело. — Кто там у тебя? — Он кивнул на сверток.

— Девочка.

— Да уж, девочка… Сама как девчонка, а тут у нее девочка. В старину говорили: в подоле принесла.

Наташе совсем расхотелось идти домой. Но отец взял сумку, и она заметила, что никакого запаха перегара, — это немного успокоило. Она пошла за ним. Больше всего не хотелось видеть надоедливую Райку, от которой он приходил навеселе.

Подходя к дому, отец остановился. — Ты вот что, предупредить хочу, не один я. — Наташа вздрогнула, казалось, ноги подкосились, сразу пожалела, что приехала. — С женщиной я живу, да ты ее знаешь…

В это время калитка открылась, за ворота вышла невысокая, худощавая, но крепкая женщина. Наташа узнала в ней односельчанку Марию, которая давно жила одна. И, похоже, не собиралась ни с кем сходиться. Такой выбор отца, а может выбор Марии смутил Наташу.

— Здравствуй, Наташа, хоть бы написала раньше, а то мы ничего не знаем. — Она подошла как ни в чем ни бывало и взяла сверток из рук растерявшейся девушки.

Мария не суетилась, угождать не собиралась. Все было как-то просто, как будто, ничего не случилось. Отец повесил куртку и кепку на вешалку, посмотрел на дочь. — Ну, дай хоть посмотрю, внучка все же. Назвала как?

— Еще никак.

— Так она же кроха совсем! — Ахнула Мария.

Наташа прошла в свою маленькую комнату, заметив, что все осталось как прежде, — от этого стало теплее на душе, все же свой уголок. Подумала, что отец начнет «обмывать» внучку, но Мария на стол поставила только обед, а потом налила компот.

— Отец-то кто? — Спросил Виктор.

— Нет отца.

-Как это? Ты не знаешь от кого родила?

— Знаю! Просто нет его в живых. Да и раньше еще отказался от меня и от ребенка.

Марию всегда знали немногословной. Сына вырастила. Радовалась, что уехал в Ленинград работать (она до сих пор называла Ленинградом, нравилось ей так). Устроился на стройку, потом техникум закончил, сейчас уже квартира своя, внук растет. Виктор — ровесник ей. Женился он поздно, да и Наташа была поздним ребенком, жена долго родить не могла.

На Марию никогда внимания не обращал, всё с Раисой общался, все думали так и сойдутся и будут гулять вместе. Но в конце лета случилось Виктору с Марией вместе по ягоду пойти. Была у Виктора такая слабость — собирать ягоду. Рае не надо, ей все равно, а вот у него душа рвется. Мария почти прицепилась с ним за компанию, потому как одна боялась, так что получился «деловой союз». На усталость не жаловалась, не отставала, места ягодные знала. И как-то так дружненько у них получилось, что в следующий раз позвал он ее снова.

Рая уже наступление субботы отметить собралась, но Виктор снова ушел с Марией. Интересно ему показалось с ней, намекнул даже, что хоть каждый год готов ходить по ягоду вместе. — Ты знаешь, Виктор, я это дело не люблю, мне пьющего не надо.

— Так это я последнее время, а раньше, ты же помнишь, только по праздникам.

— Ну, если хочешь, как раньше, давай попробуем, мне в хозяйстве мужик сгодится, — уж извини, что я прямо говорю, не обижайся, тебе ведь тоже хозяйка нужна. Так что ты мне хозяин, а я тебе хозяйка.

Так сошлись два, казалось, совсем чужих человека, не испытывающих ранее никакой симпатии. Наташа настороженно молчала, боясь радоваться тому, что хотя бы не Раиса сидит сейчас за столом.

— Ну, ты хоть имя придумай, а то как регистрировать будешь, — отец говорил уже мягче.

— Не знаю, почему-то не придумывается.

— Да хоть в честь матери, Тамарой назови.

Наташа пожала плечами. — Не знаю.

— Да мало ли имен на свете, сейчас Настя, Даша, Катя всё в моде — хорошие имена, — подсказала Мария.

Наташа задумалась, но ни одно имя не тронуло ее. На другой день пришла Валентина — двоюродная сестра отца. — А чего тут думать? У меня у подруги внучку Юлей назвали. А что, хорошее имя, молодежь нынче любит такие имена. А можно как в старину: Аксиньей, Глафирой, Евдокией…

— Не знаю, тетя Валя, я посмотрю на нее, кажется, ничего не подходит.

На самом деле, Наташа еще не привыкла к своему материнскому состоянию, не могла привыкнуть, что уже мама. Да и воспоминания об отце девочки тревожили. Начало было хорошим, а потом одно разочарование. Ей и сейчас казалось, что будущее у нее беспросветное. Придется сидеть у отца на шее из-за ребенка. А не будь её — свободна, как птица в полете.

Прибежала одноклассница Света, порывалась взглянуть. — Так я тоже еще не видела, — хватилась Валентина.

— Ой, нет, дайте ребенку хоть месяц, до месяца же нельзя, — подсказала Мария. — Насоветовав еще дюжину имен, гости ушли.

Мария как будто прочитала мысли Наташи. — Ну, с дитём придется посидеть, это у всех такая обязанность. Да ты не бойся, знаешь, как интересно смотреть, как растет. Погоди, через год она тебе уже лепетать по-своему будет, ходить начнет.

Наташа впервые улыбнулась.

— Ну, слушай, назови ты уже ребенка, дай имя.

— Назову, тетя Маша. Просто не знаю, с чего начать, все так безнадежно в жизни, — Наташа замолчала, потом еще раз повторила: — безнадежно… Ой, кажется, знаю, как назвать! — Она кинулась к девочке и взяла ее на руки, впервые посмотрела ласково, улыбнулась: — Надежда, ты моя Надежда, Надя…

— Наденька, Надюшка, — продолжила Мария. — Слышь, отец, — сказала она вошедшему Виктору, — имя есть, Надеждой назвали.

— Ага, Надюха значит, ну хорошо. — Он стянул сапоги и задумался. — А отчество? Отчество какое? — И тут же ответил. — Ну, а что, пусть Викторовна будет, раз другого нет.

— Да все будет со временем, — сказала Мария, — годы у нее молодые, все наладится, может и добрый молодец появится у Наташи.

_____________________________

Зинаиде, которая настояла, чтобы ехала домой, Наташа написала через месяц. Сообщила, как назвали дочку, благодарила, что домой помогла уехать. И в конце письма сообщила, что успевает и с ребенком сидеть, и к поступлению в медучилище готовиться. «Тетя Зина, у меня всё равно всё получится. У меня теперь Надя, Надежда есть, она мне такие силы дает. Я вот вам пишу и улыбаюсь, подрастет и мы к вам в гости приедем. Спасибо вам, пусть Ангел хранит вас».

Опубликовал    21 июля 2021
Комментариев нет

Похожие цитаты

Молитва матери

Галине Петровне в ту ночь что-то не спалось. Стрелки часов показывали уже первый час ночи, а сон всё не шёл. Грудь сдавливала какая-то непонятная тревога, необъяснимая тяжесть на душе не давала сомкнуть глаз… «Да что же это такое… Может, с Маришей что-то неладно?» — мелькнула мысль, и сердце сжалось от тяжкого предчувствия. Позвонить? Так ведь поздно уже… Неровен час, разбужу или напугаю своим звонком… Спят давно поди…

Но те, о ком подумалось, там, в соседнем городе, не спали, несмотря на столь…

Опубликовала  пиктограмма женщиныАрина Забавина  26 ноября 2012

ПОЧЕМУ РУССКИХ БОЯТСЯ В США … Американский солдат рассказал, почему русских так боятся в США

Американский опытный солдат во время банкета откровенно рассказал автору о русских и почему их так боятся в США.
Так получилось, что мне довелось участвовать в одном проекте с настоящими пиндосами. Хорошие ребята, профи. За полгода, пока шел проект, мы успели подружиться. Как положено успешное завершение проекта заканчивается пьянкой. И вот наш банкет в самом разгаре, я зацепился языком с пареньком, с к…

Опубликовал  пиктограмма мужчиныАлексей Уткин  09 марта 2014

САМЫЙ ЛУЧШИЙ ВНУК

— Спи! — Он поправил одеяло и взял ее за руку. — Завтра у нас будет еще один день. Целый день, представляешь?
Она послушно закрыла глаза, улыбнулась:
- Споешь мне что-нибудь?
- Колыбельную?
- Просто песенку. Про снег. Про Новый Год. И про исполнение желаний.
- Спою. — Он знал очень много песен. А если подходящей песни не существовало, он сам ее придумывал.

«Снежинки — маленькие феи,
Кружат, скользят с небес к земле.
И на душе у всех теплеет,
И год встречаем мы в тепле…»

* * *

Опубликовала  пиктограмма женщины---Елена---  10 июня 2015
Лучшие цитаты за неделю Татьяна Викторова: 1 цитата