Место для рекламы

Где-то в Латинской Америке

Старый Педро точил старый ржавый нож. Он неспешно возил его по бруску вперёд-назад и вздыхал. Размеры ножика навевали мысли о Рембо и боевых действиях партизан в джунглях Амазонки.

Педро прервал своё занятие и взглянул в окно, в уголке левого глаза блеснула слеза. Он проверил большим пальцем остроту лезвия, плюнул на брусок и продолжил занятие, поглядывая в окно и вздыхая.

В комнату зашёл старший сын Педро — Рамон. Слегка покашлял, когда понял, что отец его не заметил.

— Здравствуй отец.

— А… Рамон! Заходи.

Помолчали

— Видишь, как оно… — тихо проговорил Педро — Даже камень плачет.

И Педро смахнул огромной мозолистой рукой предательски выкатившуюся слезу.

— Садись — сказал Педро.

Он бросил на стол свой нож, вытер тряпкой руки и выдвинул из-под стола табурет. Рамон пристроился на сундуке, Педро сел на табурет, спина его согнулась, огромные ладони безвольно повисли между колен. Он взглянул на сына, открыл рот, но ничего не сказал, а только махнул рукой и сунув руку за стол потянул, что-то большое.

Из-за стола он достал десятилитровую бутыль, заткнутую маисовой кочерыжкой. Судя по напряжению рук старика Педро, бутыль была полна, но жидкость внутри была абсолютно прозрачной и казалось, что бутыль пуста. «Слеза Ангела» называл её Педро.

Открыв ящик стола, Педро взглянул на Рамона, тот кивнул.

— А тебе нормально?.. — спросил Педро

— А-а-а — махнул рукой Рамон — Что я с отцом выпить не могу?!

Он встал с сундука, снял пиджак с партийным значком на лацкане и повесил его на гвоздь. Засучивая рукава белой рубашки он крикнул в дверь: Sashka! Педро в это время достал из ящика стола два гранёных стакана и протирал их той же тряпицей, которой только что вытирал руки.

В дверях появился смуглый кудрявый мальчишка в синих шортах, белой рубашке с красным галстуком на шее и пионерским значком на груди.

- Да, папа! — мальчишка стоял на вытяжку и лучезарно улыбался.

«Как же быстро растут мальчишки» — подумал Педро — «А ведь совсем недавно его принимали в Январята, и мы вместе ходили покупать Январятский значок… не такой, что дают в школе, а настоящий, эмалированный, на закрутке. Че на том значке очень похож на Sashku, такой же кудрявый и радостный»

— Ты вот что, Sashka… сгоняй на кухню, попроси бабушку собрать нам чего… и сюда неси — сказал Рамон.

— Не даст — деловито сказал Sashka — и заругает!

— Сегодня не заругает — сказал старый Педро, снова вытирая руки тряпкой — ну-ка подь сюды.

И он махнул рукой. От общения с внуком у него теплело на душе. Хотя он и не мог простить сыну это дурацкое заморское имя. Он подхватил подошедшего внука и усадил на колено.

— Ну как там, в школе? — спросил Педро — что нового?

— На ГТО сдавали, я дальше всех ананаску кидаю, и полосу препятствий быстрее всех прохожу. А на следующей неделе будем бороться с кулаками и самогонщиками, плакаты будем клеить и речёвки разучиваем.

— Вот молодцы — Педро потрепал внука по шевелюре — ну беги к бабушке.

Педро ещё улыбаясь смотрел в след убежавшему внуку, а лакированные сандалии с белыми носочками уже исчезли в темноте коридора.

Педро повернулся к сыну, поднял с пола бутыль, с трудом вытянул кочерыжку. По комнате разнёсся аромат ни с чем не сравнимого блаженства. Ухватив верёвочную петлю на горлышке, Педро, привычно положил бутыль на сгиб локтя и поднёс горлышко к стаканам.

— Мне половинку — сказал Рамон.

Старый Педро проигнорировал просьбу сына.

Рамон вздохнул, взял свой стакан и сев на сундук протянул стакан в сторону отца.

— Не чокаясь — сказал Педро глядя в окно.

Глаза его снова стали влажными. Он опрокинул свой стакан в рот. В два глотка жидкость провалилась в недра старого Педро. Рамон пил не спеша, маленькими глотками, кадык его двигался вверх и вниз прогоняя Слезу Ангела в глубину крепкого, смуглого тела. Оторвав пустой стакан от губ, он ещё несколько секунд сидел с закрытыми глазами, смотрящими в потолок. Открыв глаза, Рамон увидел у своего лица карамельку «Лаймик», зажатую в мозолистых пальцах Педро. Рамон покачал головой, открывать рот не хотелось, ворвавшийся внутрь воздух обожжет гортань и уничтожит вкус божественного нектара. Они посидели молча несколько секунд. Старый Педро смотрел в окно и глаза его всё больше увлажнялись. Педро снова поднял бутыль, привычно устроив её в сгибе локтя. Рамон придвинул свой стакан (по каким-то только им известным признакам они различали эти два стакана и всегда пили каждый из своего).

На пороге комнаты появился Sashka с двумя тарелками. На одной лежали нарезанные сыр и лайм, и стояла солонка. На второй лежали маринованные помидоры, и перчики чили и халапеньо.

— Бабушка просила и ей налить — выпалил Sashka, вскинул руку в пионерском приветствии и исчез за дверью, чуть не сбив старую Каталину, которая тяжело перешагнув порог входила в комнату. В одной руке Каталина держала огромную чугунную сковороду с кесадильей, в другой она держала тарелку с двумя дюжинами буррито. Принесённым можно было накормить с дюжину янки или два десятка французов. Старый Педро, в мгновение ока оказавшийся рядом с любимой, подхватил тарелку и сковородку и ткнулся пышными усами в морщинистую щёку Каталины. Пристроив посуду на столе, Педро вытер табурет тряпицей и подвинул его супруге. Та замотала головой, вытирая руки о передник. Педро потянулся и достал откуда-то со шкафа маленькую рюмочку на тонкой ножке, поставил на стол между двумя стаканами и привычно подхватил бутыль. Приняв полную рюмку, Каталина взглянула в окно, отсалютовала рюмкой в направлении взгляда и выпила не чокаясь и не произнеся ни слова. Подхватив с тарелки маринованный халапеньо, Каталина чмокнула старого Педро в щёку, попросила много не пить и ушла, оставив мужчин грустить в одиночестве.

***

Через пару часов, когда бутыль опустела примерно на четверть, из комнаты выходили двое мужчин. Старый Педро держал в руках огромный нож. Рамон понуро шёл рядом.

— Но ведь можно для медицинских целей… — продолжал Рамон явно прерванный разговор.

— Узнавал уже — ответил Педро — Квоты были, но закончились не начавшись, партийные бонзы получали квоты.

— Перестройка — презрительно протянул он — Гласность!

Педро сплюнул. Дойдя до угла дома, он остановился и замер в нерешительности.

— Да как же я… своими руками… свою кормилицу… — Педро уже плакал и слова прерывались всхлипами.

— Тебе помочь, пап? — спросил Рамон положив руку на спину отцу.

— А?! Нет! Я сам! — отмахнулся Педро.

— Я сам! — повторил он тихо.

— Можно вызвать специалистов — сказал Рамон.

— Да шиш им!!! — возмутился старый Педро, и решительно зашагал к забору.

***

— Вот оно чё… — говорил старый Педро, любовно поглаживая толстый мясистый бок, не обращая внимания на колючки огромного старого кактуса — Не одобряет, значит, Социалистическая Латинская Америка это самое…

И старый Педро, со слезами на глазах, занёс над головой свой старый огромный нож.

Опубликовал    13 июня 2021
6 комментариев

Похожие цитаты

ТЫ! …
Ты живёшь в моём доме! Жрешь и спишь, пропадаешь где-то целыми днями! Я всё… всё тебе разрешаю! Разрешаю валяться на моём диване! Разрешаю есть мою колбасу! Даже гладить себя разрешаю!!!
И что?!
Что за отношение к своему хозяину?!
Ведь съел… всё съел… всю рыбу… САМ!!!
И ладно я бы не знал… но нет!
Ты оставил своему господину головы!!! ГОЛОВЫ!!!
Своему коту!!!
О боги!!!

Опубликовал  пиктограмма мужчиныРоман Акимов  03 июня 2021

И тут он мне поперёк сказал.
Я об это поперёк прямо споткнулся. Споткнулся и рогом упёрся.
А что…, рог у меня большой, знатный.
Я только, если рогом упрусь, до посинения буду упираться.
А он уже копытом роет… и прилично уже вырыл, ещё чуть-чуть и до истины докопается.
И вот стоим: я синий, он роет. А мимо жизнь проходит.
Через поперёк перешагнула, и дальше идёт.
И если бы случай поперёк вдоль не положил, так бы и стояли до сих пор.

Опубликовал  пиктограмма мужчиныРоман Акимов  03 июня 2021

Дождь барабанил по кожаному пальто, холодные капли падали за шиворот, мокрые полы облепили ноги. Он понуро вышагивал по улице, даже не пытаясь обходить лужи. Каждый шаг причинял боль, безумно болели бока… хирург сказал, что операция прошла успешно, но кажется боли забыли об этом сказать.

— Покурить бы… — подумал Он. Но эта сигарета вполне могла оказаться для Него последней.

Из подворотни неспешно вышли Они. Обступили. Спортивные костюмчики, кепочки, туфли с узкими носами, в руках бутылки с пив…

Опубликовал  пиктограмма мужчиныРоман Акимов  03 июня 2021
Лучшие цитаты за неделю Роман Акимов: 6 цитат