Место для рекламы

Настоящие мужики в куклы не играют. Часть 2.

ПАРАКОСМЕТОЛОГИЧЕСКАЯ УТОПИЯ. Начало #1227403 ...Внимание: может содержать шокирующие сцены супружеской жизни.

Если наши гуру-мошенники добивались таинственной мрачности, проводя нас по сумрачным лабиринтам полуподвальных коридоров, то это им вполне удалось. Даже у меня от этих естественных коммуникационных декораций с бесконечными трубами и столь же бесконечными пучками проводов, причудливо переплетёнными в длинные косы, начинали шевелиться волосы на спине, да и не только на спине. Чего уж говорить о более впечатлительных особях нашей свеже сектантской группы.

— Эх, мужики! Не захотели со мной холодное пиво пить. Теперь придётся пить тёплую кровь и бить в бубен.

— Чувак, ты только не пойми неправильно, — повернулся я к плетущемуся за мной очкарику, — я лично против тебя ничего не имею, но по всем законам драматического жанра, первым в бубен обычно бьют таким, как ты.

Очкарик вздрогнул и поспешил спрятаться от меня за спину профессора. Старик укоризненно зыркнул подслеповатыми глазами, но промолчал.

— Кстати, — подмигнул я ему, — если кое-кто решил позариться на мой кошелёк, то спешу сообщить, у меня там лишь пять баксов. Не стоит ради них подписываться на мокруху и портить себе карму.

— Молодой человек, — произнёс с ехидной ухмылкой профессор, — вы даже не представляете на каком пороге грандиозного для себя открытия сейчас стоите. После этого вся ваша жизнь изменится навсегда. Я даже вам чуточку завидую.

* * *

После получасовых блужданий нас, наконец-то, завели в большое, светлое помещение, где на полу в несколько рядов располагались белые пластиковые тумбы — постаменты. Каждого попросили встать напротив одной из них. После чего профессор, чуть ли не торжественно пафосным тоном, произнёс:

— Ну вот, господа, вы и готовы сделать первый шаг к познанию великого таинства вуду-косметологии. Мы не будем тут бить в бубен и лить кровь жертвенных кур, как того от нас ожидали некоторые скептически настроенные товарищи. Нет, сейчас от нас этого мракобесия не требуется. Двадцать первый век, господа. Всё древнее и магическое легко совмещается с достижениями современных технологий.

— Перед вами, — продолжал старик, — три дэ принтеры, на которых мы и распечатаем глиняные модели ваших прекрасных и разлюбезных половинок. Куклы вуду, так сказать. Работая с которыми в дальнейшем, мы и постараемся достичь совершенства их оригиналов. Но чтобы это сделать, для начала достаньте фотографии ваших супружниц с минимальным количеством одежды на теле, которые, надеюсь, вы припасли заранее, если внимательно прочли пригласительные буклеты. Все достали? А теперь вставьте эти фото в ячейку сканера…

— Вот те раз, какие фотографии? — озадачился я. — Я то попал на этот шабаш случайно, а потому буклеты в глаза не видел.

Тут же рядом нарисовалась Алиса с вопросом:

— Что? Так уж и ни одной фотографии супруги?

— Нет, любезная, — пошлёпал я себя по карманам, — не имею такой привычки без нужды хранить при себе её святой образ. Он итак навеки в моём сердце, а не в бумажнике… Кстати, а Авраам Линкольн в качестве три дэ модели не подойдёт. Если его поставить вполоборота, слегка нагнуть и чуток растрепать чёлку, то точь-в-точь получится фигура моей благоверной…

— А в телефоне? — прервала мой язвительный монолог Алиса.

— В телефоне! — хлопнул я себя по лбу. — Вот я растяпа. Ну конечно в телефоне. Как я мог забыть? Есть у меня одна фотка.

* * *

— Это ваша жена? — слегка удивлённо произнесла Алиса.

— Ну да, — кивнул я, — она любимая, моя Тома. Простая русская баба в чистом поле, с мешком картошки за спиной и с лопатой в руке. Эх… — прям такая патриотическая гордость распирала. Как там у Некрасова: «и в избу с конём, и в поле с лопатой!» Такой момент, такой момент! Даже хотелось пустить скупую мужскую слезу… Хотелось, очень хотелось… Но не пустил!

— И это называется с минимумом одежды?

— Да, — закивал я ещё сильней, — даже не сомневайтесь. Могу клятвенно заверить, что фуфайка у неё надета исключительно на босу ногу.

— Ну, не знаю, — пожала плечами Алиса. — Если другой фотографии нет, то можно и эту попробовать. Лицо здесь хорошо видно, а всю недостающую информацию, если потребуется, компьютер догрузит из социальных сетей.

— Из социальных сетей? Ха-ха, — не смог сдержать я смех, — скажете тоже, Тома и соцсети, да ещё и фотки с минимумом одежды. Ха-ха, ещё раз. Да никогда… Или… — вдруг осёкся я. Улыбка медленно сползла с лица. — …или я о ней чего-то не знаю?

Алиса помогла загрузить фотографию в сканер. Глупая железяка проглотив столь потрясающий образ моей Томы, тут же зависла в томительной паузе на неопределённое время. Минута, другая — ничего не происходит. Пластиковая табуретка всё так же хранила молчание.

— Сломалась, наверное, не выдержала такого совершенства, — почесал я в задумчивости затылок. — Ничего не поделаешь.

Чтобы хоть как-то занять себя, стал разглядывать соседские постаменты. А там уже вовсю кипела работа. Принтеры жужжали, цедя из своих недр по каплям сероватую глину. И не прошло и получаса, как помещение заполнилось несколькими десятками разнокалиберных обнажённых женских тел.

Нет, я хоть и не считаю себя прям знатоком сексофизиологии, и может не разбираюсь в современных стандартах красоты, но могу сказать точно и уверенно, что мужики просто зажрались, если видят в своих жёнах какой-то изъян. Да половине оригиналов этих скульптурных копий я бы легко засадил, даже не задумываясь и не прибегая к концентрированным алкогольным допингам. А на другую половину для разгона чувств потратил бы, наверное, лишь пару бутылок светлого. Но возможно, мой критический порыв объяснялся простой народной мудростью: «В чужих глазах и жинка краше, в чужих руках и хрен твердей».

Впрочем, у каждой мудрости есть своё исключение. В этом я убедился, поглядывая на постамент очкарика. Там дела шли явно туговато. Принтер перегревался, работая на пределе своих возможностей, но всё равно, из той глиняной массы, что легко бы уложилась в среднестатистическую фигурку, здесь едва-едва хватало на две увесистые ноги. Несколько раз перезагружаясь, скрипя шестерёнками и плюясь во все стороны от натуги серыми расплавленными ошмётками, «чудо-вуду» агрегат наконец-то выдавил из чрева своих картриджей последнюю каплю и отключился, издав на прощание жалобный писк умирающей лягушки. Очкарик тяжело выдохнул, протёр мятым платочком запотевшие окуляры, и с выражением в голосе то ли радости, то ли отчаяния, тихо произнёс:

— Ну, вот и моя крошка.

Крошка?! И вот это монументальное творение была лишь крошка?! Я даже не знаю, как вам поточнее описать. Вы видели когда-нибудь гибрид бегемота и двугорбого верблюда? Если нет, то попытайтесь хотя бы это представить… Представили? Точно представили?

Так вот, ничего общего с тем, что я увидел в этой крошке, ну, совершенно ничего общего.

— Мужайся, друг, — похлопал я очкарика по плечу. — Ты уж это, извини за шутки. Я же не знал, как всё серьёзно. А теперь вот точно вижу, что эти курсы тебе нужнее, чем всем нам.

— О, спасибо, — произнёс он в ответ. — Вы тоже заметили горбинку на носу?

— Горбинку на носу? — переспросил я.

— Да, горбинку на носу. Из-за неё моя крошка всегда так комплексует.

— То есть, это единственное, что тебя в ней беспокоит? — моему удивлению не было предела. — Принципиально только это?

— Да.

— Тогда нет проблем. Уверен, что профессор легко поможет вам справиться со столь крошечным изъянчиком.

— Думаете?

— Да, пустяки, как пару раз в бубен ударить, — очкарик вздрогнул от последних слов, но я поспешил исправиться, — я в хорошем смысле, только в хорошем.

И развернувшись, поспешил удалиться от впечатлительного паренька, пока не наговорил лишнего. Тем более, мой три дэ принтер уже стал подавать робкие признаки жизни.

* * *

Так вот она оказывается какая, моя Тома! Я уж и забыл, когда в последний раз видел её такой — запросто и без единого клочка тряпки на теле. И главное, так реалистично всё получилось: каждая складочка, каждый бугорочек, каждая бородавочка и даже родимое пятнышко на попе и шрам от аппендицита на животе.

— Ох, Тома, Тома! Что ты со мной делаешь? — на этот раз скупые мужские чувства дали таки течь, увлажняя левый глаз. — Приду домой, вые… и высушу. Какие такие фотки ты кидаешь в интернет, что так подробно видны все интимные места и послеоперационные неровности?

Ну, а дальше, как я и предполагал, пошли явные разводки клиентов на бабки. Чтобы продолжить познавать искусство вуду пластической косметологии, профессор со своей моложавой ассистенткой предложили нам оплатить дополнительные ускоренные курсы лепки, скульптурных премудростей и прочих, очень важных для понимания красоты, дисциплин.

— Ага! Щас! Спешу отслюнявить. Больше вы меня не увидите.

Бросив прощальный взгляд на глиняную копию своей благоверной, я улучил момент, пока все отвернулись, и, помуслякав палец, потёр след от шрама внизу живота.

* * *

А дома меня уже поджидали раскрасневшиеся глаза супруги.

— Ты почему так долго? — обиженно спросила она.

— На работе задержали. Аврал. Конец квартала, — выпалил я дежурную отмазку.

Тома приподнялась на цыпочках, словно потянулась за поцелуем. Ну да, как же, знаю я все её хитрости. Опять включила свой носовой сканер. Я замер в тревожном предчувствии. Ну, хоть пиво не успел выпить — тут, дорогая, тебя ждал облом. Но вот уловить запах Алисы твои нюхательные сенсоры вполне могли. Всё, прощай спокойные выходные. Пора брать подушку подмышку и приобщаться к гаражному клубу настоящих мужиков, под девизом «Бухаем до понедельника!» И это при самом щадящем исходе конфликта. А если ещё вспомнит про свою маму из Саратова, то вообще — «суши сухари», третья мировая на пороге…

Но нет. Улыбнулась. Чмокнула в щёку — доверяет. И со словами:

— Мой руки. Я ужин подогрею, — исчезает за дверью кухни.

Всё. Пора выдохнуть, пока в глазах не потемнело.

На этом можно было бы и поставить точку в этой странной пятничной истории. Потому как, исправлять мою Тому… хоть голую, хоть в этом стареньком, пропахшем котлетками халате… да побойтесь бога, мужики! Исправлять жену — только портить. Я тут же и думать забыл про эти лохо-вуду-курсы. Тем более, что с кухни уже доносились аппетитные ароматы, переводя мысли на более насущный уровень.

Но оказалось не всё так просто. Уже отходя ко сну, видя, как любимая зачехляет своё тело в длинную ночнушку, с беспокойством замечаю, что что-то во всём этом не так. Но что — не сразу понимаю.

— Дорогая, у тебя вроде шрам был от операции?

— Да. Почему же был? И сейчас есть, — разглядывает она себя в зеркало. — Ой! И впрямь пропал! Рассосался наверное.

Ну да, рассосался, как же. Тревожный червь сомнения уже поселился в голове. И всю ночь, скрежеча зубами, он грыз и грыз мой беззащитный разум, не давая ни покоя, ни сна. Стоит ли говорить, что после этого, на то же утро я оплатил все возможные курсы, надеясь ещё раз на практике проверить страшные догадки. А значит, это опять

НЕ КОНЕЦ…

* * *

Продолжение следует #1227405

Опубликовала    30 марта 2019
Комментариев нет

Похожие цитаты

Как приготовить селёдку под шубой

предпраздничный совет от вредного кулинара...

Если ты проснулся рано,
Вспомнив, что восьмое марта,
И задумал чем-то вкусным
Свою маму удивить,
Отправляйся же на кухню
Тихой цыпочкой вдоль стенки,
Чтоб счастливых домочадцев
Прежде время не будить.

Открывай там холодильник,
Где должна лежать селёдка,
Что по-сути та же рыба,
Только пахнет подурней.
Ты её хватай за жабры,

Опубликовала  пиктограмма женщиныЕва-Ангелина  07 марта 2019

Настоящие мужики в куклы не играют. Часть 1.

ПАРАКОСМЕТОЛОГИЧЕСКАЯ УТОПИЯ. ...Внимание: может содержать шокирующие сцены супружеской жизни.

Мужики, если вы когда-нибудь обнаружите в своих почтовых ящиках красочные рекламные буклетики с надписью «Курсы ВПК», рвите их не читая. И самое главное, никогда и ни при каких обстоятельствах не позволяйте этим буклетам оказаться в руках ваших жён. Счастья в жизни это вам не прибавит, а вот огрести бед сможете по полной.

А теперь, прежде чем продолжить чтение, убедитесь, что ваши супруги не подглядывают из-за плеча.

Убедились?

Тогда читайте…

* * * * *

Я уже не помню, каким таким чудом в пя…

Опубликовала  пиктограмма женщиныЕва-Ангелина  30 марта 2019

Настоящие мужики в куклы не играют. Часть 3.

ПАРАКОСМЕТОЛОГИЧЕСКАЯ УТОПИЯ. Начало #1227403 #1227404 ...Внимание: может содержать шокирующие сцены супружеской жизни.

Прошло несколько нудных недель подготовительных курсов, прежде чем нам снова позволили вернуться в то подвальное помещение. Мои сокурсники по вуду-мастерству тут же бросились к макетам своих супругов, скобля и приглаживая еле видимые глазу неровности, чуть ли не языком вылизывая на их глиняных телах целлюлитные бугорки. При этом они то и дело сверялись с какими-то пометками в блокнотах. Эх, дилетанты! Они наверняка ещё и с благоверными своими советовались, что да как нужно у них исправлять. Инач…

Опубликовала  пиктограмма женщиныЕва-Ангелина  30 марта 2019
Лучшие цитаты за неделю Ева-Ангелина: 100 цитат