http://ok.ru/profile/539065571577/statuses/67109053399289

Одноклассник пригласил меня на свидание. На настоящее взрослое свидание. Сказал: «Я зайду за тобой в субботу в 11. У меня для тебя сюрприз».
«Ух ты!» — подумала я.
Обычно мои свидания проходили так. Мальчики звонили и спрашивали у моей мамы: «А Оля выйдет? А пусть захватит санки».
А тут вон как. По-взрослому.
Одноклассника звали Вова. Он был высокий и математик.
В 16 лет это вполне достаточно, чтобы влюбиться.
Я рассказала маме.
— Я не пущу, если не буду знать, куда вы намылились, — строго предупредила мама. — Мне не нужно, чтоб ты в подоле принесла.
Ну конечно. Меня, круглую отличницу и скромницу, первым делом поведут на свидание в бордель. Куда ж еще.

Вова зашел за мной в субботу ровно в 11.
Галантно подал мне пальто. Я оценила.
Мама вышла в прихожую, заряженная на конфликт.
— Можно с Вами посекретничать, Нина Ивановна? Чтобы не портить Оле сюрприз, — спросил Вова.
Они зашли в комнату и вернулись оттуда через минуту, заговорщически смеясь.
— Ну, хорошо вам провести время, — сказала мама и перекрестила нас.
Ничего себе! Обычно всем моим ухажерам доставалась порция уничижительного ерничества и обидная кличка.
«Ну что там твой сопливый усач, куда пропал?" — спрашивала мама, например, про мальчика, который посмел шмыгнуть носом в ее присутствии. Ну, Вова! Ну молодец! Нашел подход к маме.

Мы поехали на метро. Вова оплатил наш проезд, и был очень заботлив. Спрашивал, хочу ли я есть, пить и не дует ли мне из окна.
Я понимала, что это другой уровень. Не «Оля-выйдет-скиньте-мячик», а настоящее Свидание.
Мы приехали на выставку. На настоящую взрослую выставку.
До того момента на выставках и музеях я бывала только с классом. И мне было ужасно скучно. Ибо в искусстве я ничего не понимала, а шалить было нельзя.
А тут выставка — и мы вдвоём. Без учителя.
У Вовы было два билета. Мы вошли в красивые залы. На стенах развешаны картины. На всех картинах — лошади.
Они бежали или стояли. Или ели.
Или смотрели с картины укоризненно одним глазом.
Мы молча ходили от картины к картине. У каждой стояли секунд по 30. Мне было ужасно скучно. Ибо в искусстве я по-прежнему ничего не понимала, а шалить было по-прежнему нельзя.
— Тебе нравится? — спросил Вова.
— Очень, — убедительно соврала я.
— Мне надо тебе кое в чем признаться, — сказал Вова.
— Давай.
— Знаешь, кто автор этих картин?
— Нет.
— Мой отец.
— Правда? — я посмотрела на Вову с благоговением и перевела взгляд на подпись под картиной.
Фамилия художника совпадала с Вовиной.
— Ого, это же так здорово, — я абсолютно искренне не скрывала восхищения. — Вов, ты прости меня, я совершенно ничего не понимаю в искусстве, но эти кони — очень… красивые. Они как настоящие. Вот бегут и стоят… Такие…
— Да не подбирай слов, расслабься, я и сам ничего в этом не понимаю, — засмеялся Вова.
Мне вдруг сразу стало с ним хорошо и спокойно. И захотелось сказать ему «спасибо». И взять его за руку.
И я взяла.
И он нежно сжал мою ладошку в ответ.

Мы закончили осмотр экспозиции и вышли на улицу.
Легкий морозец немедленно нарисовал нам румянец на щеках.
Мы решили «немного прогуляться» и прошагали, весело болтая, две или три станции метро, пока не обнаружили, что уже стемнело.
Это было идеальное свидание. Взрослое и красивое.
Мы были окутаны коконом взаимной влюбленности, и будто смаковали каждую минуту. Что бы мы ни делали — болтали, молчали, смеялись, пили чай — все было кстати, все было ловко и прекрасно.
Мы приехали на нашу станцию метро около девяти. Мама просила в 9 быть уже дома, а тут еще идти и идти.
— Я знаю, как тут срезать, — сказал Вова и решительно потянул меня в сторону гаражей.
— Ты уверен?
— Конечно. Со мной ничего не бойся.
Картинка была немного пугающая.
Длинный коридор из гаражей, освещенный тусклым оранжевым фонарем, легкий кокетливый снежок. И никого. Кроме нас.
Я поняла, что сейчас случится поцелуй. Моя рука давно и надежно грелась в Вовиной. Он вдруг развернулся и притянул меня к себе.
Вова был выше меня на голову и наклонился к моему лицу.
— Ну и что это мы тут шляемся? — вдруг раздался глухой и низкий голос охранника. — Что вам надо?
Он стоял под фонарем, с бородой, лохматый, в тулупе, и был похож на йетти.
— Мы просто путь срезаем, — сказал Вова. — Сейчас уйдем…
— Тут нельзя ходть, если вы не владелц гаржа, — сказал охранник. Он говорил очень быстро, было очевидно, что он пьян.
— Мы не знали. Я тут часто хожу.
— А я вм гворю: нльзя. Идите отсюда…
Мы с Вовой припустили к выходу, и молча, быстрым шагом дошагали до моего дома.
— Блин, этот охранник все испортил. Идиот. Без него свидание было бы идеальным, — сказал Вова, стоя на крыльце моего дома. Он опять наклонился за поцелуем.
Я отстранилась.
— Мне надо тебе кое в чем признаться, — сказала я.
— Давай.
— Знаешь, кто этот пьяный охранник?
— Нет.
— Мой отец.
Вова сделал шаг назад. Вздохнул.
Я не поняла, он сочувствует или осуждает.
Вова вышел из-под козырька подъезда. На него падал снег. Он стоял и не шевелился. И был похож на памятник.
Между нами возникла неловкость размером со Вселенную.
— Спасибо за почти идеальное свидание, — сказала я и вошла в подъезд.
Поцелуя так и не случилось.
Я думала о том, что в моей жизни в принципе нет ничего идеального.
Всё «почти».
— До завтра? — крикнул в закрывающуюся дверь смущенный Вова.
Я не успела ответить. Хотела сказать: «Посмотрим».
Посмотрим, что будет завтра.

А завтра моего отца уволили с поста охранника гаражного кооператива.
За пьянство.

Опубликовал    03 сентября 2017
4 комментария

Похожие цитаты

Врача зовут Ирина. Говорят, хороший врач. Нам повезло. Я ни разу не видела ее лица. Она всегда маске и в очках.

Она — инфекционист. Хороший инфекционист и плохой психолог.

За все время, что она лечит мою дочь, она не сказала мне ничего успокаивающего.

Она разговаривает со мной языком цифр и фактов.

— …лейкоцитов 12…
— Это хорошо?
— Это меньше, чем было, но больше, чем норма. И родничок просел. Пересушили.
— Это опасно?
— Я назначу препарат, и он стабилизирует…

Опубликовала  Роза Марена  16 сентября 2016

«Пока я снимала шубу, он похотливо ощупал меня взглядом и подобострастно прошептал: «Проходите, проходите…»
— Гордик, твоя девушка уже пришла? — раздался с кухни дребезжащий старческий голос.
— Пришла! — громко крикнул он в кухню, а мне тихо, словно оправдываясь, торопливо пояснил. — У меня мама дома…
— Мама? — я слегка озадачилась: про маму мы не договаривались.
Гордей превратно понял мою реакцию, и поспешил интимно добавить:
— Она скоро уйдет. По делам. Надолго.
Мы прошли в старомодн…

Опубликовала  баба матрЁшка  20 ноября 2016

Правда ли, что всыпать ремня - самый доходчивый способ коммуникации для детей?

Сему очень ждали. И дождались.
Когда уже потеряли надежду. Девять лет ожидания — и вдруг беременность! Сема был закормлен любовью родителей. Даже слегка перекормлен. Забалован.
Мама Семы — Лиля — детдомовская девочка. Видела много жесткости и мало любви. Лиля любила Семочку за себя и за него.
Папа Гриша — ребенок из многодетной семьи. Гришу очень любили, но рос он как перекати-поле, потому что родители отчаянно зарабатывали на жизнь многодетной семьи. Гриша с братьями рос практически во дв…

Опубликовала  МаРысь  19 декабря 2016
Лучшие цитаты за 7 недель Ольга Савельева: 105 цитат
Последние комментарии

Б_Е_Н
Никто ничего в этом мире не должен. Кто жалает стать человеком, будьте им и все!

Spitznagel
Я смотрю, ты любитель тут на сайте людей обсирать, сам то как грамматик хоть что то из себя изкёк?))...

Kitte
Це якщо коротко....))) Якщо ні... Займалися коханям, Кожний день... Любили експерементувати в...

Джулиана Вильсон
Угодников - напротив очень ценят, везде это "бизнесовое" - "ты мне - я тебе", даже там, где этому не...

ФИЛ0С0Ф
И с чего вас так об гениев и мудрецов бомбунуло? ))) Вы где это увидели? )))) (Хотя за комплимент сп...

stil877
Ох, и достали они!

Евгений Ханкин
Стихия в любви - выброс расплавленных эмоций и словесных извержений....))

Рад Абен
и причём - непоправимый... ))

Аня Летвинова
У нас говорят : два блаженства в одном месте не бывает( по мне то редко, но бывает😊) 🙏🙏

Джулиана Вильсон
Как ужасно, отсутствие ОСОЗНАНИЯ людьми ВЗАИМОсвязанности друг с другом!

ещё комментарии