Место для рекламы

ЛЕТОПИСЬ ЖЕМЧУЖНОГО ЛЕСА ГЛАЗАМИ МАЛЕНЬКОЙ ЭЛЬФИЙКИ.

Глава 55. ПЕРЕМЕНЫ.

Дроу неслышно кралась по погружающимуся в сумерки Лесу. Она очень давно уже не была здесь. Чутко прислушиваясь к едва слышным шепотам и песням, дроу осторожно шла вперед, стараясь, чтобы ее присутствие здесь никто не заметил.
Особых причин прятаться у нее не было, однако, эльфийка шла сюда с определенной целью, и очень не хотела, чтобы ей мешали.
Удовлетворенно кивнув, дроу свернула с заросшей дороги в самую чащу. Однако, это только казалось чащей. За густым кустом можжевельника оказалась едва заметная тропинка, ведущая к реке. Дроу ловко увернувшись от низко свисавшей обломанной бурей ветки, прошла по тропинке и вышла к медленно текущей через лес небольшой речке.
Заходящее за горизонт солнце окрасило все вокруг ярко-ораньжевым. Висящее в небе легкое белоснежное облако отражало свет заходящего солнца, делая все вокруг словно бы залитым золотом. Вода реки отливала расплавленной медью, а сквозь свисавшие низко над водой ветви плакучей ивы струился сказачный золотистый свет.
На мгновение дроу в восхищении замерла, глядя на золотистые воды реки. Красота природы всегда трогала сердце дроу, погружая эльфийку в состояние какой-то мимолетной, приятной эйфории.
Тряхнув головой, дроу продолжила свой путь. Ее дело совершенно не терпело проволочек — к рассрету она должна была вернуться домой. А сделать хотелось так много.
Осторожно раздвинув свисавшие до самой земли и касавшиеся воды ветви огромной плакучей ивы, росшей на берегу, дроу вышла на большую полянку. Как же давно она злесь не была!
Когда-то это место стало ее домом, помогло найти себя и свой путь. И теперь, накануне грандиозных перемен, эльфийка пришла сюда, чтобы предаться воспоминаниям, веселым и не очень. И, конечно, хотелось немного побыть здесь, где она нашла в себе силы изменить свою жизнь.
Из самой чащи леса неотвратимо наползали густые ночные тени. Не по-летнему холодный воздух заставил дроу поежится под плотным дорожным плащем. Впрочем, осталось совсем немного — и она отдохнет и согреется.
Эльфийка заторопилась вперед, к огромному дереву, которое возвышадось в центре обширной полянки. Оно казалось сплошь увитым диким виноградом, однако, дикий виноград просто прятал от посторонних глаз огромную винтовую лестницу с просторной площадкой на самом верху.
Сердце дроу бешено колотилось, когда она осторожно ступила на первую гладкую ступень лестницы. Под подошвой ее сапог зашуршала сухая листва. На самой границы слышимости раздавалось мелодичное пение. Если прислушаться, то можно разобрать и слова. Но не это было на уме у эльфийки сейчас, когда она осторожно поднималась по широким, залитым зачарованным светом ступеням. Дроу вспоминала тех из ее друзей, которых больше нет. Баловень Судьбы… Стоун… Гоблин… Этих потерь не восполнить. Дроу казалось, что они о чем-то не договорили с Гоблином, о чем-то важном. Она судорожно вздохнула, унимая подступившие слезы, и продолжила путь, настойчиво пряча память об ушедших. Она старалась переключить внимание на тех, кого она бы очень хотела увидеть здесь и сейчас, пригласить их на свой огромный балкон, угостить травяным чаем с эльфийским элексиром или кофе. Или, возможно, просто посидеть с бокалом молодого вина… Однако, многие из желанных гостей не смогут больше прийти сюда. Потому что не захотят. И потому она никого не ожидала здесь, на вершине Огромного древа, на пороге ее дома.
Вот лестница закончилась, приведя дроу на площадку, над которой было не властно время. Здесь ничего не изменилось — все тот же круглый резной столик красного дерева да стоящие с трех строн от него мягкие диванчики так, чтобы с каждого было видно раскинувшийся внизу великолепный вид на противоположный берег реки. И все та же резная кухонька из какого-то сиреневого камня с очагом, выведенным на верхнюю панель столешницы. Очаг окружала прослойка из песка — этот песок частенько помогал эльфийки при варке кофе. В нижнем шкафчике всегда можно было обнаружить дрова, и именно этим и занялась дроу, радуясь возможности переключиться с грустных мыслей. Рука нащупала сухое березовое полено и пару яблоневых. Дроу удовлетворенно уложила их в чашу очага, где давно ждали своего часа затушенные давным давно угли. Дроу продолжила поиски, нагнувшись почти до пола, и, наконец, вытащила из глубин ящика объемистую коробку с мелкими, аккуратно порезанными ветками. Эльфийка приподняла березовое полено и уложила горсть сухих мелких веточек в самый низ, прикрыв их березовым поленом. Из обширного рукава своей мерцающей туники она достала листок бумаги, исписанный какими-то непонятными каракулями.
Пристроив листок так, чтобы он оказался в самой Гуще мелких веточек, но край его все равно был легко доступен, дроу привычным движением сунула руку в карман. Затем в другой. Спичек она не носит, осознала эльфийка — с тех самых пор, как бросила курить.
— Кхе-кхе, - внезапно прервал ее задумчивость чей-то кашель сзади.
Эльфийка дернулась, пальцы ее похолодели от страха, а в груди тревожно задергалось предчувствие запоздалой опасности. Дроу осознала, что она здесь совсем одна, и никто, совсем никто не знает, куда она пошла. Это совершенно не помешало эльфийке молниеносно развернуться на невысоких каблуках красивых полусапожек, отороченных каким-то круживом удивительно токой работы. При этом в руке у нее оказался длинный кинжал. Другая рука привычным движением сжала вылетивший из потайного кармана в рукаве небольшой самострел подземельной работы.
Только теперь, выведенная из задумчивости покашливанием за спиной, дроу услышала топот и легкое бормотание на леснице.
— Забралась на такую верхотуру, да кау быстро! - вполголоса ругнулся кто-то, нарушив мерное потопование сапогов по деревянным ступеням.
«Вероятно, споткнулся, - пронеслась в голове дроу мысль.
Она стояла и ждала, оценивая ситуацию.
Вот над верхними ступеньками площадки показалась шлапа с пышным пером. Уж слишком знакомая. Рука с самострелом дрогнула и опустилась. И вот нежданный гость показался на площадке.
— И нисколечко не изменилась, - буркнул вошедший, всплеснув руками. - И, как обычно, гостей во всеоружии встречает!
Дроу неуверенно улыбнулась, не веря глазам своим. Руки ее разжались, и оружие возмущенно лязгнуло на деревянном полу. Затем она вскрикнула громко и неразборчиво — и обняла старого друга, которого так давно не видела.
— Пан, - наконец проговорила она, улыбаясь и приглашая друга за столик. - Ты снова застал меня врасплох!
— Некоторые традиции не стоит забывать, - улыбнулся гость, располагаясь на диванчике и снимая потрепанную шапочку с пером. - Кстати, о традициях, Дамьянка, - гость насупился. - Я что-то не понимаю, возможно, но долго странствующему путнику, забредшему на дружеский огонек, не полагается разве крепкий и ароматный яд? - и Пан подмигнул.
Дроу рассмеялась заливисто и громко. С тайка птиц, устроившаяся на ночлег в кроне дерева дроу, испуганно снялась с места, оглашая округу тревожными предупреждениями о неизвестной опастности. Дроу всегда чудилось, что все птицы в таких случаях кричат: «опасность, опасность! «Сонная еще сова с возмущенным уханьем покинула облюбованную ей для охоты ветку рядом с площадкой, на которой сидели друзья.
— И предложила бы, Пан, да вот спичек я не взяла, - проговорила дроу, отсмеявшись и утирая глаза пальцами. На левой руке сверкнуло серебрянное колечко в виде резного дубового листика.
Теперь хохотнул и Пан.
— Как же ты трубку-то без спичек поджигаешь? - спросил он весело.
— А никак не поджигаю, - улыбнулась дроу. Непонимание отразилось на лице Пана, и эльфийка продолжила весело: — Бросила я курить! Совсем!
Волшебный закат меденно померк, и лес окутали сумерки. Пан покачал головой, вздохнул.
— И что же тебя сподвигло? — спросил он, вытаскивая коробочку спичек из кармана и перекидывая ее дроу.
Черная рука ловко поймала коробок, а эльфийка улыбнулась.
— Таков уж стал мой личный путь из тьмы, - сказала она загадочно.
Пан погрозил дроу пальцем.
— Ты не темни, эльфийка!
Дроу вздохнула и разожгла огонь в очаге. Затем, пока пламя медленно набирало силу, дроу вытащила из шкафа над мойкой медную закопченную турку и пару легких фарфоровых чашечек очень ичкусной работы. Казалось, что какой-то волшебник сорвал два цветка колокольчика и превратил их в чашечки, сделав попутно их побольше. Блюдечки были в виде листиков, а ложечки украшала резная травинка.
Пан скептически глянул на красивую посуду и покачал головой.
— Красотища, конечно, но пребереги-ка ее для праздников.
— Но у меня итак праздник, - запротнстовала дроу.
— Дамьянка, если хочешь меня уважить, так и подай нам наши походные кружки, - наставительно сказал Пан. - Или ты не сохранила их, обзаведясь эдакой красотой? - грустно спросил он.
— И почему я была уверена, что ты что-то подобное скажешь? - прищурила аметистовые глаза эльфийка. Она нагнулась к нижнему шкафчику и выдвинула с нижней полки большой походный котелок. В нем, аккуратно завернутые в льняное, пропитанное кофе, полотно, лежали две большие глинянные кружки. Дроу осторожно развернула тряпицу, извлекая глинянные, пропитанные изнутри кофе, кружки и ставя их на стол.
— Другое дело, Дамьянка, - удовлетворенно крякнул Пан. - Говорил ведь я тебе, что у настоящего кофемана в кружке можно заварить кофе простой водой!
Дроу, смеясь, поставила кружки на стол и взялась за турку. Она наполнила ее водой из крана, подведенного прямо на этот балкон. Она наполнила турку почти до краев и поставила ее на песок рядом с ровно горящем пламенем.
Пан придирчиво наблюдал, как дроу перетирает зерна кофе в ручной мельнице уверенными, быстрыми движениями.
— Что ты все-таки имела в виду, говоря про твой личный путь из тьмы, Дамьянка? - спросил Пан, наблюдая, как дроу отмеряет смолотый кофе и насыпает в турку.
Дамиане засыпала еще зерен в мельницу и посмотрела на своего друга через плечо беснувшими странным огнем аметистовыми глазами.
— Я считаю, - проговорида она, высыпая смолотый кофе в турку, - Что каждому выпадает пройти определенный путь к тому, чего он желает больше всего. Главная проблема — в выборе пути и выборе цели. Никто не знает наверняка, куда следует повернуть. Но чаще никто не знает, чего он действительно хочет.
Пан задумчиво выслушал дроу, рассеянно следя за тем, что она станет делать дальше. А руки дроу уже замелькали, вытаскивая одну баночку из ящика со специями за другой. Она посыпала кофе сверху какими-то двумя порошками схожего цвета, кинула три крупинки — очевидно, соли. Потом в ход пошла гвоздика.
— Дамьянка, ты что варишь — суп или все-таки кофе? - не скрывая своего изумления, проговорил Пан.
Дроу рассмеялась, добавляя еще какую-то приправу в кофе.
— Я хочу преподнести тебе нечто особенное, Пан, - сказала дроу — Кофе по- темноэльфийски!
Выдвинув небольшой ящичек из-под мойки, дроу обнаружила там корень имбиря, который от чего-то не увядал. Дроу знала, что продукты в этом ящике не испортятся, но не представляла, почему. Она отрезала тонкие ломтики от имбиря, наслаждаясь свежим пряным ароматом, который сразу заполнил площадку. Пан недоверчиво потянул носом.
Тем временем, Дамиане вытащила из ящика непрозрачную глинянную бутылку, запечатанную пробкой.
— Коньяк? — спросил Пан.
— Лучше, - подмигнула эльфийка.
Кофе в турке недовольно заворочился. Из темных недр турки поднялся первый ленивый пузырик, подняв шапку молотого кофе над краем турки. Дроу в предвкушении наблюдала, как горячая вода постепенно смачивает и топит молотые зерна, наполняя площадку восхитительным ароматом. Внезапно над краями поднялась пенка и и ароматная капля лениво сползла по закопченному боку турки в спокойный огонь. Едва капля кофе достигла горящего полена, раздалось недовольное шипение, а аромат кофе усилился. Дроу ловко сняла турку и прикопала ее почти наполовину в разогревшийся песок. Она аккуратно помешала темную густую жидкость маленькой, изогнкёутой ложечкой и повесила ее на край турки. Вытащив пробку из бутылки, она осторожно капнула немного ароматной жидкости в кофе. Сразу запахло травами.
— Эльфийский элексир! — объявила дроу, помешивая кофе своей странной ложечкой.
Капнув немного холодной воды в кофе, дроу подождала несколько мгновений и разлила густой, пахнущий травами и имбирем, напиток по глинянным стареньким кружкам. Дамиане оставила турку на песке у очага, Подхватив чашки, источающие необычайный аромат, дроу переместилась на диванчик, усевшись напротив своего друга.
Пан недоверчиво втянул носом ароматный пар, почти что окунувшись в обжигающий напиток. Хмыкнув, он сделал глоток. Вкус оказался очень приятным, а усталость вмиг отступила. Казалось, что вокруг даже стало светлее. Обигающе горячий и безумно крепкий, кофе по-темноэльфийски словно бы заставил Пана встряхнуться.
— Ничего себе кофе! - восхищенно пробормотал Пан. - Прямо как я люблю!
Дроу улыбнулась, прихлебывая напиток.
— Как ты, Пан? — спросила она мягко, наблюдая, как ее гость набивает трубочку и прикуривает, выудив из многочисленных карманов дорожной куртки еще один коробок спичек.
Некоторое время Пан молчал, раскуривая трубку и прихлебывая кофе в промежудках между долгими сильными затяжками. Ароматный табачный дым защекотал обострившееся обоняние эльфийки, что заставило дроу громко чихнуть. Она тряхнула головой, улыбаясь, и вновь взглянула в глаза Пана.
— Да, в общем-то, без изменений, Дамьянка! - ответил Пан, выдыхая колечки ароматного дыма. - Все те же заботы. Сюда вот выбрался с трудом — и повезло застать тебя. Сама-то ты как? Исчезла, понимаешь, и знать о себе не даешь!
Дроу прихлебнула ароматный напиток, вздохнула, глядя куда-то вдаль, словно бы хотела взглядом последовать за давно исчезнувшим солнцем. Последние краски заката все еще догорали в небе, когда гораздо левее, прямо сквозь сплетение многочисленных лоз дикого винограда, пробился яркий свет растущей августовской луны.
— А я замуж выхожу, Пан, - внезапно сказала дроу, глядя на выполщающую из-за веток луну.
Пан поперхнулся дымом и закашлялся.
— Умеешь ты удивить, Дамьянка, - сказал он, прихлебывая кофе и утирая выступившие слезы тыльной стороной руки. - Главное, момент выбираешь самый тот! И кто счастливчик?!
— Я очень его люблю, Пан, - проговорила дроу, наблюдая за почти полной, яркой луной, начавшей свое ночное путешествие по бархатному темному и такому далекому небу, усеянному звездами. - Знаю, я такговорила не раз, и была уверена в своих чувствах, но сейчас я испытываю нечто такое, чего раньше никогда и ни к кому не чувствовала. И все словно бы впервые. И это так волшебно! Что у меня просто нет слов, чтобы это описать.
Аметистовые глаза эльфийки сияли, когда она взглянула на друга.
— Что же, я искренне рад, Дамьянка, - улыбаясь, сказал Пан. - А то кое — кто считал, что недостоин любви, - И Пан лукаво подмигнул.
Дамиане улыбнулась смущенно.
— Он — особенный, - уверенно сказала дроу, глядя своими сияющими глазами в глаза друга. - Каждое мгновение с ним рядом — это счастье. Он относится ко мне, как к самому ценному в своей жизни. И это взаимно. И… я не в силах объяснить свои чувства. Но порой мне кажется, словно это именно мы изобрели любовь.
Дрок смущенно смолкла и опустила глаза.
Пан хмыкнул, набивая трубочку новой порцией табака.
— Эх, сейчас бы твоего фейхуево-хурмового, Дамьянка, али чего покрепче, - мечтательно сказал Пан, выпуская в воздух дымные колечки.
Дамиане улыбнулась.
— Что же, можно и покрепче, - решительно сказала она, вставая и проходя к шкафчикам. Она открыла верхний, порылась там и извлекла какую-то непрозрачную, покрытую темной эмалью бутыль. Вместе с бутылью она принесла пару бокалов из какого-то непрозрачного зеленого камня.
— И что это за бутылка с джином? - недоверчиво осведомился Пан, выдыхая дым в ночное небо.
— И вовсе даже не с джином, - рассмеялась дроу, - Это эльфийский эликсир. Летнее вино для особых случаев. Думаю, что случай как раз под стать вину!
Пан взял бутыль из рук эльфийки, покрутил в руках, любуясь украшавшей ее картиной какой-то речушки в лесу, искусно написанной какой-то золотой краской по темному боку. Откупорил пробку, сковырнув ее ножом, недоверчиво втянул носом пряный аромат ягод и трав. Дроу с улыбкой наблюдала за другом.
— Странные ощущения, Дамьянка, - признался наконец Пан.
— Это ты его еще не попробовал, - улыбнулась эльфийка. - Это всего лишь древняя эльфийская магия.
— Воспоминания пробуждает? — спросил Пан.
— И не только, - ответила дроу, забирая у друга бутыль и наливая золотистый напиток в бокалы. - Сам увидишь.
— Ну, за твое счастье, Дамьянка, - сказал Пан, приподнимая бокал и пробуя эльфийское вино.
Какое-то время друзей окутывала лишь ночь и тишина, нарушаемая лишь потрескиванием разгорающегося табака в трубке Пана. Эльфийка задумчиво прихлебывала вино и любовалась звезлами, мечтая поскорее оказаться в объятиях любимого. Но тишину все же нарушил поток воспоминан й, которые друзья разделили в эту ночь, вновь переживая давно прошедшее, плохое и хорошее.
Когда небо из густо синего превратилось в серо-голубое, а на востоке появились первые краски рассвета, Пан вытащил из-за пояса свирель и заиграл мелодию, тихую и немного печальную. А дроу, улыбаясь, смотрела на восток, думая о том, насколько переменилась ее жизнь с тех самых пор, как она отважилась выйти из подземья.
Звуки свирели подхватывали утренние птицы, мелодия ширилась, а вместе с ней Волшебный Лес освещало встающее на востоке солнце. Рассвет знаминовал собой новый день, а для дроу начиналась новая жизнь, и она была счастлива разделить свою радость с другом.
Мелодия давно смолкла, Пан курил трубку и пил кофе, сваренный дроу, но Дамиане все еще слышала мелодию свирели. Где-то, на грани слышимости…

Если уж и заканчивать, то красиво, разве я не права?

©
Опубликовала    24 авг 2016
38 комментариев

Похожие цитаты

— Избушко, избушко,
повернись ко мне лесом к заду передом!!!
— Вы ставите меня в филологический тупик
своими авангардистскими идиомами.
— Чооооооо???
— Да, примерно это я и имела в виду…:)))

Опубликовала  пиктограмма женщиныЗЛОДЕЙКА  07 июн 2011

Маленьким девочкам, нельзя читать сказку «Красавица и чудовище», потому что потом они вырастают и всю жизнь ждут, когда чудовище станет принцем

Опубликовала  пиктограмма женщиныМихайловна  21 мая 2014

Мужчина, помни: на всякую твою «сказку» женщина способна создать свой роман! И героем его будешь не ты…

© Полынь 4821
Опубликовала  пиктограмма женщины-Полынь-  12 авг 2014