Капкан насилия Почему ситуация в Сирии напоминает «Замок» Кафки

Махатма Ганди считал, что любое насилие приводит к новому насилию. То, что сейчас происходит в мире, лишь подтверждает эту теорию: Сирия и ИГИЛ ответили нам терактом в Париже. Кто-то говорит о мести, кто-то боится за себя и своих близких, кто-то винит власть, неспособную защитить людей. Но никто не ответит на вопрос о том, сколько еще продлится эта бесконечная спираль взаимного насилия и зла.

Мирные граждане различных европейских стран, включая Россию, продолжают умирать за то, что все мы решили навести порядок в Сирии.

Когда террористы напали на редакцию Charlie Hebdo, они предупредили, что это не последняя атака, не последние погибшие, не последние выстрелы и бомбы. И вот она, следующая Варфоломеевская ночь, с 13 на 14 ноября 2015 года. Теперь это не гугеноты и католики, а ИГИЛовцы и западные проповедники либерализма и демократии; теперь это не Генрих Наваррский и Маргарита Валуа, а США и Франция.

Более 150 человек погибли и свыше 200 пострадали в результате стрельбы в ресторане, захвата театра «Батаклан» и взрывов возле Stad de France, где, между прочим, в тот момент находился сам Франсуа Олланд. Его эвакуировали, а вот сотни других жителей Парижа нет. Потом было чрезвычайное положение, полевые госпитали в ресторанах и супермаркетах, таксисты, которые бесплатно развозили людей по домам.

Несмотря на эти кошмарные события, многие СМИ пишут о том, что паники не было. Жители Франции не схватились руками за голову. В своих аккаунтах в социальных сетях они заявляют о том, что их дух не сломить. Европа и США не должны останавливаться в борьбе с ИГИЛом и прекращать военные действия на территории Сирии.

А жители России думают иначе. Наша страна должна уходить из Сирии, иначе мы следующие — вот, что посещает наши головы. А почему следующие? 224 пассажира рейса А321 уже, возможно, стали жертвами акта устрашения от Исламского государства и немым призывом покинуть территорию их страны.

Да и богатый опыт у Москвы: мы уже покоряли мусульманские народы на Кавказе, а в результате террористы взрывали наше метро, захватывали театры, расстреливали школьников. Мы больше не хотим. Одно дело, когда война где-то там — на Донбассе, в Сирии. Но тут, рядом с нами, с нашими детьми, друзьями и родственниками — не хотим.

И ведь правду сказал вчера Башар Асад. В Сирии Charlie Hebdo, Батаклан и Норд-Ост каждый день. Сотни детей казнены, тысячи домов разрушены, целые семьи погибли, люди искалечены и ранены, вынуждены бежать от бомбардировок и стрельбы. Да, есть боевики ИГИЛа, которые казнят и применяют иприт, но есть и США, которые регулярно случайно устраняют не лидеров террористических организаций, а сотни мирных граждан.

Сегодня Пентагон с гордостью распространил информацию о том, что уничтожен член высшего руководства Исламского государства Абу Набиль. И что дальше? Его место не будет долго пустовать, там каждый — идейный лидер и вдохновитель.

Но для тех миллионов потерянных и разочарованных людей, которые утратили ориентиры и веру, деятельность ИГИЛа становится смыслом жизни. Боевики приходят к обездоленным и слабым, тем, кого не приютили европеизация и модернизация, и позволяют им почувствовать себя частью чего-то великого и значимого. И правы те жители России, которые боятся, что акты терроризма, как чума, перекинутся и на наши земли. Ведь уже.

Заур Хамутаев и Азамас Шихавов 6 ноября застрелили полицейского в Марьино и скрылись. Позже была установлена их связь с диверсионно-террористической организацией. Почему именно сейчас они вышли на улицу и хладнокровно отняли жизнь у лейтенанта полиции, выстрелив четыре раза в грудь? Потому что теперь они не одни. Теперь они часть целого «государства», которое в духе нигилизма проповедует разрушать, чтобы создавать.

Их портреты на каждом шагу, возможно, уже каждый автомобилист в пробке выучил номерной знак их автомобиля, сотрудники ДПС и полицейские патрулируют город в бронежилетах. Но ведь эти боевики не последние. Ведь нам есть, что терять, а им — нет. Это мы не ожидали войны и напуганы, а они находились в состоянии борьбы и лишений всегда.

Конечно, можно сказать, что это лишь исторический виток в развитии ислама. История человечества, включая религию как один из ее элементов, циклична. Представители и последователи каждой религии в свое время обращались к оружию и насилию, пытаясь защитить себя, проучить или наставить на путь истинный иноверцев. Илия убивал пророков Ваала и Ашеры, были крестовые походы. Теперь настало время джихада, сейчас отдельные группы, исповедующие ислам, стремятся насадить свою веру с помощью насилия и устрашения.

И если эта теория верна, ни смещение Асада с престола, ни укрепление его позиций не помогут остановить кровопролитие. Это вышло за рамки одной страны. Решив эту проблему, мы все равно не сможем победить терроризм и защитить людей.

Конечно, есть те, кто предложил включить заднюю, но глобально люди не напуганы. Убит полицейский? Найти виновных и устроить назидательную казнь. Расстрелы и теракты на улицах Парижа? Раздавить этих гадов, уничтожив еще больше их сторонников.

Страшно только мирным и адекватным мусульманам, живущим в тех странах, которые подвергнутся атакам со стороны ИГИЛа. Здесь есть, кого вербовать и кого вдохновлять, потому что и без всех этих кошмарных событий за последние несколько лет радикальные правые партии набирали и набирают обороты. Франция, Италия, Греция. Лидеры и члены разных фракций давно поговаривали о борьбе с иммигрантами, беженцами, представителями других конфессий, предлагали закрывать границы и защищать культурную и национальную идентичность.

И это крайне опасно, потому что на протяжении десятков лет Франция, например, давала крышу над головой жителям африканских стран. И обеспечены они были не только жильем. Хорошее образование, культурное развитие, новые горизонты и возможности. Но теперь Европа не рада гостям — хотя это уже полноценные граждане — и периодически тактично намекает, что пора бы выдворяться из страны. И что происходит? Люди возвращаются в Сирию, Ливию, Египет, Тунис. От безысходности и потерянности они попадают в ИГИЛ, желая еще и отомстить. Но теперь они образованы, знают языки, знакомы с кухней изнутри.

Все это выглядит как западня или даже «Замок» Кафки. Все эти лабиринты судеб, хитросплетения политических решений так запутаны и сцеплены между собой, что мы ощущаем какую-то безысходность и непоправимость и не пытаемся пробиться в стены замка, чтобы объяснить, что так нельзя. Нельзя, как два барана на бревне, не уступать друг другу путь. Оба упадут в воду и, может, разобьются, а может, утонут.

Ясно лишь одно: насилие насилием не победить. Если мы будем бить себя кулаком в грудь, опьяненные жаждой отмщения, наказания и насаждения своих убеждений, то кровь будет проливаться все чаще, все больше невинных жертв неразрешимого конфликта будут оплаканы.

Ведь им нечего терять. А нам есть. Пока есть.

Опубликовала    16 ноября 2015
5 комментариев

Похожие цитаты

Садится в такси старая бабка с автоматом. Таксист удивлено спрашивает: — Ты что это старая да с автоматом? — Да время такое, насилуют! — Кто ж тебя старую, насиловать то будет!? Бабка заряжает автомат и подмигивая говорит таксисту: — Да ты и будешь!

Опубликовала  Я ЕнОт 0_о  20 ноября 2011

Жертве

Кто сказал тебе, что с ним ты связана?
Кто сказал, что ты ему — должна?
Ты подумай, чем ему обязана,
И зачем ему ты так нужна?

Не живёшь ты с ним, а только маешься.
Ты ж его боишься, как огня!
Ну кого ты обмануть пытаешься,
Тая на глазах день ото дня,

Говоришь, что жалко окаянного,
Без тебя несчастный пропадёт.
Жалко дармоеда вечно пьяного?
То ли человек он, то ли скот…

Опубликовала  Арина Забавина  21 января 2013

Мужчина, поднимая руку на женщину, подвергая её унижениям, издевательствам и оскорблениям, перестаёт быть мужчиной.
Равно как и женщина, безропотно сносящая побои, унижения и издевательства, перестаёт быть женщиной.

© Copyright: Арина Забавина, 2013 Свидетельство о публикации №213020601282

Опубликовала  Арина Забавина  06 февраля 2013
Лучшие цитаты за неделю Софья Бронтвейн: 2 цитаты