Место для рекламы

Мы, поколение тридцатилетних, ещё застали этих бабушек.
Помню, как-то давно, в гостях у подруги, я очень удивилась, увидев, как бабушка её, после еды, перед тем, как вытереть стол, старательно собирает все упавшие на него крошечки и аккуратно, с ладошки, отправляет их в рот.
Я знала, что она пережила войну и голод, и должно быть, призраки этого голодного прошлого заставляли её, спустя шестьдесят с лишком лет после войны, так нелепо собирать эти, никому в двухтысячных не нужные крошки.
Я это понимала. Головой. Потому что она так объяснила, заметив мой заинтересованно-недоумённый взгляд.

Но на самом деле я не могла понять внутри.
Это было так старчески, и так чудачески. Собирать крошки, когда после войны прошло больше шестидесяти лет и в магазинах полно хлеба. Какого хочешь хлеба. И вообще любой еды.
Такая, казалось мне, глупость. Почти маразм.

* * * * *
Мы как-то сидели с давней приятельницей, тоже Катькой, и она рассказывала про детство. И про колбасу.

Ну, то есть, детство её пришлось на девяностые, когда с колбасой была напряжёнка. Вообще, конечно, напряжёнка была со всем, но почему-то именно колбаса, обычная, та самая варёная колбаса, которая когда-то была по два-двадцать, а потом её не стало, отпечаталась в памяти как исключительный деликатес.

Так вот. Колбаса стала дефицитом. А когда она, всё же, где-то появлялась, то стоила дорого, а у мамы, воспитывающей ещё и двух младших, денег на неё просто не было. Ну, то есть, их хватало на какую-то капусту, хлеб и каши. А на колбасу — нет.
И вот Катька рассказывала, как хотелось в детстве колбасы.
А потом, когда ей было лет пятнадцать, у неё завелась подружка, Наташка.
А у Наташки был дед, таксист. И у него были деньги. И колбаса, та самая колбаса, которую не могла себе позволить покупать мама моей приятельницы, просто так лежала в Наташкином холодильнике, и никто её особо не ел.
И вот это было дико.
И Наташка всегда делала подружке бутерброды с колбасой.

Много лет прошло. У приятельницы моей сложилась жизнь, она заработала себе и на квартиру, и на машину, и одевается дорого, и холодильник у неё дома если открыть — там есть всё, что хочешь. Мясо, маринованное особым способом, креветки с ладонь, сыры…
А обычной варёной колбасы в нём почти никогда нет.

Катька сказала, что до сих пор не часто её покупает. В голове накрепко засел винтик: колбаса — это дорогой деликатес, не на каждый день.
Катька рассказывала, как однажды, покупая просто на ужин запредельно дорогое мясо, маринованное особым способом, думала о том, что вот сейчас бы просто кусок колбасы… И не купила. Деликатес.
И только дома уже до неё дошёл весь этот абсурд.
Впрочем, говорит она, колбаса если и появляется в холодильнике, то совершенно в нём не держится. Потому что Катька начинает ходить к холодильнику через каждые десять минут, уговаривая её по чуть-чуть, по ломтику, с чувством.

* * * * *
Я слушала это и мне было и странно и смешно. Потому что действительно глупый такой винтик в голове. И, похоже, на всю жизнь.
Сейчас, когда всё есть, и думать про колбасу, как про деликатес — это же странно.
Это какие-то детские такие забавные призраки. Смешно же.

А потом я пришла домой и полезла за чем-то в шкаф. Я, кажется, хотела достать кофту.
И вдруг как-то реально впервые обратила внимание на то, что в моём шкафу стоит очень много коробок. А в них — туфли. Некоторые я не обула ни разу, они так и лежат, купленные, новенькие, разные, добротные все, кожа.
Я начала вынимать эти коробки, складывать их возле шкафа, и насчитала тринадцать штук.
Тринадцать пар демисезонной обуви.
Чтоб вы понимали, я не вылезаю из любимых тимберлендов, и таскаю их и в хвост и в гриву.
А в моём шкафу стоит тринадцать пар туфель.

И сразу стало не смешно.
Когда я была совсем молодой и ещё ходила в школу, у меня почему-то почти никогда не было нормальной осенней обуви. Я не помню, что там было с зимней, вот напрочь отбило память, в чём я ходила, и почему это никак не отложилось в голове.
Но именно с осенними — отложилось. Туфли мама покупала редко, очень редко, не было денег, а если и покупалось что-то новое, то было оно совсем не ах, а так, ходило бы.

А ещё я помню, как ходила в ношеных туфлях, которые отдавала маме её сестра, у нас были ноги одного размера и туфли все тёткины были удобные, но какие-то совсем уж взрослые, что ли, именно что тёткины такие. И я вечно жутко стеснялась этой обувки, и вечно мне нечего было обуть на какую-нибудь школьную гулянку. Одежду чаще всего шила-перешивала мама. А туфли приходилось брать те, что уже есть. А была всегда одна пара на несколько сезонов, а потом она занашивалась и подмётка где-то начинала отлетать, и я всегда думала, что вот только бы никто этого рванья не заметил…
И было стыдно. Жутко стыдно.
И тот стыд, видимо, навсегда вкрутился в голову эдаким винтиком, и его никак не вынуть.

Много лет прошло. А я покупаю туфли как не в себя и даже этого не замечаю. Я их не ношу почти, ну, потому что мне есть что носить, но скупаю, даже не очень понимая зачем. Про запас, да?
Просто вот эти запасы туфель есть и мне спокойно, что никогда в жизни больше у меня не будет отрывающихся подмёток и этого стыда, когда тебе кажется, что это все замечают.
Вот такой вот личный призрак детства.

И я, когда достала эти коробки и подумала, что, наверное, стоит часть пораздавать, внезапно словила какое-то такое состояние, не страх даже, а тоску, что ли… Как будто придётся отдать что-то очень-очень нужное, оторвать от себя.
И я сложила их снова в шкаф. Подумала, что мне будет тяжело отдать свои туфли, потому что тогда я снова останусь без туфель.
Я не отдам свои туфли. Пусть я даже и не ношу их, но пусть они стоят.
У меня должны быть туфли.

А ещё, не смейтесь, я делаю запасики, денежки в баночках. Я собираю монетки в баночки, а потом прячу их куда-то, перепрятываю, потом вспоминаю, нахожу, пересчитываю монетки и… радуюсь, так глупо радуюсь этим монеткам.
И купюрки прячу, причём даже не специально прячу, а именно что найду какой-то глупый тайничок и кладу, и иногда ржу сама с себя, и понимаю: это рефлекторно. Это страх.
И я понимаю умом, что запасики эти странные, реально копеечные, и меня они, случись что, вообще никак не выручат, да и ни к чему они, когда давно есть карты, на которых деньги, но эти баночки — это мои такие очень детские запасики, если мама вдруг скажет мне тогда, много лет назад, «Кать, у нас нет денег…», я начну доставать свои баночки и мелкие купюрки, и деньги у нас будут.

* * * * *
Наверное, у каждого есть что-то такое, особый пунктик, винтик, когда человек вдруг становится старушкой, собирающей упавшие крошки.
Хотя война давно прошла.
________

Опубликовала    24 янв 2014
13 комментариев
  • Аватар Иринаморе
    7 лет назад
    Точно! У всех есть свои пунктики. Я, например, очень люблю игрушки. Они сейчас такие замечательные! Говорящие, поющие, яркие, такие милые. Иногда себе покупаю или выпрашиваю у мужа. Как ребёнок!... Наверное, потому что в детстве я рано стала взрослой, в 9 лет – старшей сестрой, нянькой любимому брату. И в это время как раз поступила в музыкальную школу. Было совсем не до игрушек!..
  • Аватар Иринаморе
    7 лет назад
    Потом, как любые девчонки, очень любила разные украшения, заколки для волос, броши. Когда стала взрослой девушкой их мне покупали родители. Потом уже врослой тётей покупала себе сама. Любила камни, самоцветы уральские, серебро… Сейчас это всё очень дорого! Теперь роедпочитаю бижутерию – разную, главное, чтобы краисивая была, зпа душу цепляла…
    Раньше покупала очень много книг и чмтала ихю Биюлиотека советских изданий поднакопилась.
  • Аватар Иринаморе
    7 лет назад
    Сейчас есть интернет. Покупать ничего и не надо. Но ничего не заменит запах печатной краски любимой книги, восторга от приобретения новой игрушки., приятный вес и красота украшения или сверкание пусть искусственного , но такого прекрасного голубого камня в перстне…Вот такие предпочтения.
  • Аватар Никка
    7 лет назад
    Опять глаза накрашивать придётся! Читала и плакала почему-то...
    А по поводу хлеба, так у нас вроде б не бросишь хлебушек в мусорку - рука не поднимется. Вот и складываем в коробочку, чтоб отдать тем, у кого собака или живность какая. А крошки в ней затеряются, куда ж их? - Только доесть. Хлеб всегда был свят на Руси.
  • Аватар Марена
    7 лет назад
    зефир в шоколаде ... обычный - могу и мимо пройти - был он в моем детстве валом, а вот в шоколаде )))))))))))))))))))))))
  • Аватар МаРейнеке
    Марена
    7 лет назад
    украшения... в детстве была подруга с бааааальшой шкатулкой)))) теперь делаю их сама - и каждое на продажу как от сердца отрываю - из своей большой шкатулки)) все мы родом из детства...
  • Аватар Марена
    МаРейнеке
    7 лет назад
    а я салфетки вяжу ............ правда не скажу что отрываю - но фотать не успеваю часто - а это уже жаль )))))))))))
  • AS
    Alex Sneg
    4 года назад
    люди давно разучились ценить и наслаждаться простым и настоящим...)

Похожие цитаты

Зимний вечер. Ужинаем. Настя почти ничего не съела. Оставляем её за столом, сами уходим в комнату. Через 3 минуты ребёнок кричит:
— Я всё съела!
Убираясь на кухне, жена находит макароны и котлету между мягким уголком и стеной. Дочь наказана, поставлена в угол, лишена сладостей и мультиков на неделю — за враньё. Рыдая в углу, дочь интересуется:
— Папа, а что, врать никогда нельзя?
— Никогда, — отрезаю я.
12 ночи, свет погашен, жена спит, я засыпаю. Вдруг слышу с детской кровати голос, дрожащий от волнения:
— Папа, вот бежишь ты, а за тобой убийца гонится. А тут дорога на две дороги разделяется и там стоит дядя Андрей (мой друг). Ты бежишь по одной из дорог. А убийца спросит у дяди Андрея, по какой дороге ты побежал. А дядя Андрей покажет на другую дорогу, и спасёт тебе жизнь. (Далее ребёнок говорит, захлёбываясь слезами) И что, ты то же его накажешь за это?
Я был настолько ошеломлён, что даже не нашёлся, что ответить маленькой пятилетней девочке…

Опубликовала  пиктограмма женщиныС ПРямБабаБахом  16 ноя 2013

Люди, все кто сейчас это читает, прошу отнестись к моим словам серьезно. Клянусь своей жизнью, своим ребенком, своей матерью и всем, что мне дорого, что-то, что я сейчас напишу является правдой. И если у кого-то есть выход на самого В. В. Путина, то передайте ему мое сообщение слово в слово. Итак… Я только что был в Донецкой ОГА, прошел по всем этажам, меня пустили по пропуску и разрешили обойти практически все помещения. Что могу сказать… Никаких террористов я там не увидел и близко, как и не у…

Опубликовала  пиктограмма женщиныTatiyna  04 мая 2014

У нас во дворе живет дедушка, лет 90. Он прошел всю войну. И как-то на днях разговаривал с ним и он рассказывал о тех временах. Одна фраза мне очень запомнилась: «да, тогда было страшно, была война, было много крови, но был один большой плюс — ты знал где враг, а где друг, а сейчас тебе могут вставить нож в спину те, кого ты считал другом».

Опубликовала  пиктограмма женщиныС ПРямБабаБахом  11 сен 2015
Лучшие цитаты за 7 недель Екатерина Безымянная: 20 цитат