Место для рекламы
Иллюстрация к публикации

РЕКВИЕМ

УВЫ, Я ГРАФОМАН.. #1984442

Предисловие

Сейчас вы прочитаете рассказ, который сильно повлиял на мое сочинительство. Надеюсь, до конца прочитаете, (если, конечно, вообще будете читать. Ведь есть те, кто не любит, когда автор делится чужими произведениями. Что ж, у каждого есть выбор). Но продолжу.

Те, кто знаком с моим рассказами, говорят, что им нравится, когда в самом конце некоторых историй у меня неожиданная развязка. Мне самому нравится. И я даже могу сказать, что повлияло на такую мою манеру графоманства.

Помню, какое сильное впечатление на меня произвел рассказ «Нежность» Анри Барбюса — удивительный. Правда, тогда я еще не занимался писательством.

А много позже, когда уже попробовал себя в прозе, я прочитал «Реквием» Леонида Каганова. И был настолько впечатлен концовкой рассказа, что нашел телефон Леонида, позвонил ему и выразил восхищение. Более того, я спросил разрешение включить его рассказа в свою книгу, в которой размышлял об отношениях мужчин и женщин (его рассказ об этом же). Он дал согласие.

Но что удивительно, потом, при написании некоторых рассказов, я стал пользоваться этим приемом — когда последняя строка, абзац или слово полностью меняет смысл ранее написанного. И делаю я это не специально. Это происходит абсолютно неосознанно, неожиданно. Я даже заранее не знаю, чем закончится рассказ. И понятия не имею, откуда берется такая концовка (об этом я подробнее написал здесь в заметке «Увы, я графоман», см. по ссыле под заголовком публикации).

А теперь, в знак признательности Леониду Каганову публикую его рассказ, в котором последние два слова…
Впрочем, читайте сами.

Владимир Ардени

__________

РЕКВИЕМ

Она умерла. Я не знаю, как сейчас об этом писать, я не могу об этом писать. Я пытаюсь делить Вселенную на ноль. Я пытаюсь делить на ноль себя, Москву и эту осень — разум выдает ошибку как последний калькулятор.

Она умерла. Это невозможно понять. На ноль делить нельзя — я помню это из школьных уроков, но не помню почему. Кажется, результатом будет бесконечность. Бесконечность не помещается в голове, с раннего детства я пытался представить бесконечное пространство космоса, но не мог. С годами я привык, что это так. Просто поверил, что космос бесконечен, потому что больше не во что было верить. Человек всегда может привыкнуть к тому, что не может представить.

Она умерла. Круглосуточная морзянка. У — мер — ла. У! мер! ла! У — мер — ла. Три точки, три тире, три точки — бьются сигналом бедствия, чуть затихая во время сна, работы и общения с друзьями.

Она умерла. Мы познакомились с ней случайно, хотя вскоре выяснили, что не могло быть иначе — мы давно ходили по одним и тем же улицам и друзья наших друзей были знакомы. Я предложил послушать плеер и протянул ей один наушник. Мы слушали музыку и я смотрел в ее глаза — я знал, что так рождается любовь. Она смотрела в мои глаза — она тоже это знала, как выяснилось позже. Я влюбился с первого взгляда, я знал, что такой девушки не могло появиться на Земле, это невероятная ошибка. Она ответила не сразу — женские чувства более инертны, мне пришлось доказывать, что я именно тот, кого она ждет — не такой как все, талантливый, веселый. Зато потом мы уже не расставались до самого конца. По всем законам логики и эстетики я должен был погибнуть вместе с ней, но почему-то я остался жить.

Она умерла. Наша любовь была такой же безграничной и неповторимой, такой же неслыханной и неземной, какой бывает каждая неповторимая любовь. Мы гуляли по улицам, переплетая пальцы рук. Мы целовались на эскалаторах, которые казались возмутительно быстрыми и короткими. Мы переписывались по интернету, потому что нам не хватало встреч. Мы писали друг другу стихи — это были самые лучшие стихи в мире. Мы искали на ветке сирени цветки с пятью лепестками и съедали их, загадывая желания. И желания всегда сбывались.

Она умерла. Мы не представляли себя друг без друга и расставание на неделю казалось невозможным. У нее было слабое сердце, и она бы, наверно, умерла от горя, если бы некий оракул ей предсказал, что пройдет всего несколько лет и я буду жить с другой женщиной. А разве сам бы я в это поверил? Но разве у меня был выход? Я знаю, что она меня простила. Ведь и я бы не желал, чтобы она оставалась всю жизнь одна после моей смерти. Но сам я не могу себе этого простить.

Она умерла. Удивительно, но мы никогда не ссорились. Как мы могли ссориться, если у нас полностью совпадали и вкусы и привычки? Мы понимали друг друга с полуслова и веселили знакомых, если, не сговариваясь, хором отвечали на вопросы. У нас были свои тайны и ритуалы, свой язык. Конечно, мы называли друг друга уменьшительными названиями зверюшек. Мы были очень породистыми зверюшками, не какими-нибудь «рыбками», «котиками», «зайчиками» или совсем безыдейными «малышами».

Она умерла. У нее были удивительно пышные волосы почти метровой длины — к ней подходили на улицах парикмахерши, уговаривали срезать и продать. Когда волосы запутывались, я часами их распутывал, боясь порвать хоть один волосок — это занятие нам очень нравилось. У нее были стильные клёши и хипповские фенечки на руках. Мы объехали автостопом всю Европу. Мы пили абсент в Праге и курили марихуану в Амстердаме. Мы ночевали в нашей маленькой палатке, залезая в один спальник на обочинах немецких автобанов и французских железных дорог. Мы слышали крики сов в польской дубраве и боялись утреннего комбайна на австрийском кукурузном поле. Мы искренне верили, что так будет всегда. Женщине, с которой я сейчас живу, нельзя рассказывать об этом — она лишь удивленно поднимет брови: а как вы жили без удобств? Она, в общем, неплохая женщина, она довольна своей жизнью с перспективным журналистом, хотя и не интересуется моей работой. Она читает журналы мод, мечтает водить собственную иномарку и летать зимой с каким-нибудь мужчиной на Канары — например со мной.

Она умерла. До последнего мига она так и не узнала, что умирает. Я не знаю, когда это произошло, не знаю даже, где похоронено ее тело. Я знаю одно — мать вашу еб, та женщина, с которой я живу, никогда не сможет мне ее заменить, пусть даже она похожа чертами лица, пусть у нее такое же имя, фамилия и номер паспорта…

Опубликовал(а)    21 апр 2024
16 комментариев
  • RS
    4 недели назад
    Душевно. Жизненно.
    Она не умерла, она – жива. Умерла Любовь – то чувство, что делает нас, таких разных, полностью одинаковыми, созвучными друг другу родственными Душами.
    В черновых набросках в последних записных книжках поэта Владимира Владимировича Маяковского есть чудесная фраза: «...Любовная лодка разбилась о быт...», которая, на мой взгляд, немного подходит к этому рассказу.
  • ВА
    Rajul Salih
    4 недели назад
    Это так...
  • RS
    4 недели назад
    Ну и не могу удержаться, чтобы чуть-чуть не сыронизировать: «Демо-версия» - есть такая опция, как у мужчин, так и у женщин. В «конфетно-букетный» период показать себя с наилучшей, наивыгоднейшей стороны, чтобы потом, стать самим собой, чем вызывать искреннее недоумение партнёра – « Куда же подевался тот принц(принцесса) за которого я выходила замуж(женился)?», и «Где были мои глаза?».
    А насчёт литературного приёма – спасибо, возьму на заметку. По мере сил постараюсь воспользоваться.
  • МС
    4 недели назад
    Разочарование - маленькая смерть. А произошло оно скорее потому, что Она подстроилась под него, поддерживая возникшую иллюзию родственности душ, единства помыслов и настроений. Она стала его отражением. Но стоять долго на цыпочках невозможно... она стала собой...
  • +1 ✨ а он, в связи с этим, перестал её узнавать... ту, привычную ему ) любовь ушла
  • Аватар Лучия-Светлана
    4 недели назад
    Ох....почему нас так меняет брак?...
    Хотя, знаете, я заметила, что сейчас после 50 снова появилась я та, что тогда была. За это спасибо Ему. Он чудесен))

    Спасибо, Владимир, я поняла откуда ваши чудесные завершения рассказов)
    Хорошего времени!)
  • Спасибо, Света!)
  • Аватар Kira Rainboff
    4 недели назад
    Когда умирает мечта: - остаться навсегда молодыми, неизменными, приходит дедушка или бабушка и смеётся над "умирающей" беззубым ртом... )
  • ЕЧ
    4 недели назад
    😊она либо умерла только для этого мужчины, то есть - он не узнаёт больше эту женщину!
    либо - она умерла для себя - внутренне изменилась - "живой труп".
  • Думаю, умерла для него
  • Аватар Галина Суховерх
    4 недели назад
    Удивительная концовка...
    Одно непонятно: почему продолжает с ней жить, с той, которая для него умерла. Воспоминания о прошлом? Слабая надежда, что опять прежней станет? А может, это ошибка, что не узнал её до конца, "иллюзировал"?
    Но понимаю, что так долго продолжаться не может, человеку нужен живой, а не "мёртвый" другой...
  • Иногда продолжают жить по привычке, когда не хочется изменений, новых проблем в жизни. А так живут и все понятно, все предсказуемо
  • Да, есть такое...
  • Аватар petrboris
    4 недели назад
    Спасибо, за то, что удостоен.
    Сдается мне, что я читал этого писателя, но то было обыкновенное...
  • Аватар Юдилль
    3 недели назад
    Здравствуйте, Владимир. Замечательный рассказ!
    Немного поразмышляю.
    Во-первых, влюбленный одуманен гормонами, по действию сравнимыми с наркотиком. А значит он видит измененную реальность, и измененного его воображением партнёра.
    Во-вторых, любая несвобода меняет и животное и человека. А брак - это несвобода. Женщина либо теряет себя и становится тёткой, обремененной бытом и детьми. Либо заражается мещанством и уходит в шопоголизм.
  • Аватар Юдилль
    Юдилль
    3 недели назад
    К тому же в значительной степени от мужчины зависит, кем она станет, иногда он и есть убийца.
    Сохранить живость и естественность сложно, когда ты себе не принадлежишь. Когда ты кругом и всем должна. Только свобода делает лань прекрасной....
    Однако, есть тайные способы сохранить себя. Но это уже другая история:)))

Похожие цитаты

Ты ушла рано утром. Собралась в один миг. На подушке остался твой зелёный парик. Ты оставила зубы, не взяла в этот раз. И контактные линзы и искусственный глаз. Накладные ресницы не взяла ты с собой. Уши, брови и ногти, аппарат слуховой. Две руки из пластмассы, два протеза ноги. Две груди надувные и вставные мозги. Я сижу, размышляю, до меня вдруг дошло- Если ЭТО осталось, тогда что же ушло?

Опубликовал(а)  Наталия08  22 фев 2011

Вредные советы поэтам. Как писать стихи.

Прогулка 592. Неудач в творчестве! Два Паскаля

КАК ОФОРМИТЬ ТЕКСТ СТИХОТВОРЕНИЯ
Hадо разместить в стихе как можно больше грамматических ошибок. «Я слишком многих принемала». «Меня всбередили пять минут тишины», «И унесла мятежность на всегда».
Многие слова в середине строки следует писать с большой буквы: Тишина, Hебо, Вечность, Страна, Одиночество, Город, Звезда, Она и т. п. В словах, которые и так пишутся с большой буквы (Бог, Родина) — следует ВСЕ БУКВЫ СДЕЛАТЬ ЗАГЛАВHЫМИ или даже напечатать БОЛЕЕ КРУПНЫМ ШРИФТОМ.

«Я люблю Влюбленност…

Опубликовал(а)  Sestrenka_LETA  28 июн 2013

Патриотизм и саранча.

В процессе работы над книгой читал про саранчу, много думал. Саранча имеет две формы: оседлая и перелетная. Обычная саранча «кобылка» живет себе на своем поле, но в каком-то поколении ей вдруг кажется, что пора валить. Тогда у нее рождается потомство для дальних перелетов — и оно рождается уже другое: с другими крыльями и формой тела.
А сигналом рожать перелетное потомство является количество саранчи на поле. И определяет его саранча на глаз — по числу саранчиных рыл. Поэтому достаточно расставить вокруг саранчи кучку зеркал, как она решит, что пора сваливать. Научно доказанный факт.
Вы понимаете, да? Саранча оглядывается и думает: «Блять, какое ужасное мудачье! Пора валить из этой страны!» А вокруг — зеркала, зеркала, зеркала…

Опубликовала  пиктограмма женщиныPoisivy  03 авг 2016