Место для рекламы

Казаки против Наполеона. Крах шпионов на Дону Ах, уж эта красавица Франция, ее сиятельный Париж и набережная Сены…
Далековато же от них до наших ковыльных степных просторов и берегов Тихого Дона!

Но расстояния никогда не были преградой для личностей, одержимых замыслом покорения новых земель или захватнической идеей!
Потому казачий Дон казался первому пожизненному консулу Франции Наполеону Бонапарту не таким уж далеким!

Но зачем, спросите вы, ему нужна наша, забытая Богом, провинция?!
О, еще как нужна! Наполеон был хорошо осведомлен, что в казачьей среде вечно витал дух вольного Дона! И эти степные конники не раз отстаивали свою волю, когда реакционные силы России пытались ее отнять. И что они всегда были готовы к свободолюбивому бунту!
Наполеон читал немало книг по разинскому и пугачевскому беспощадному восстанию. Знаком был знаменитый полководец с воинской выучкой и храбростью донских полков. Когда они своей знаменитой «лавой» буквально сметали с полей сражений конницу врага!

И вот в своих грандиозных планах Наполеон дерзко решает: заиметь в лице казачества верного военного союзника!
Но осуществлятся ли на деле амбициозные планы великого стратега?

Не один год пытался разыскать я материалы о шпионах Наполеона на Дону! Оказалось, что солидных ученых трудов, крупных монографий на эту тему, кроме газетных заметок, увы, не имеется. Тогда, надеясь на удачу, зарылся в дебри Военно-Исторического архива. И надолго!
В нем, по крупицам, разыскал уникальные материалы, которые приоткрыли мне тайны широкомасштабной шпионской войны Франции против России. И нашел так много интересного!

Из собранных документов видно, что скрытую войну Франция открыла против нашей страны загодя, и усилила ее в 1810-м году.
Агенты забрасывались в дали России под обличием странствующих комедиантов, нищих, монахов, негоциантов, путешественников, но зачастую с самого начала они попадали под неусыпное наблюдение русских.
В документах имеются отчеты шпионской деятельности французов и иных иностранцев, которые, замаскировавшись, осели в северной империи. Жили, работали, любили. И не один год, под видом преданных гувернёров, лекарей, учителей, прислуги…

Но самое ценное — это важные материалы агентуры французского посольства, угнездившейся в Петербурге. Из северной столицы эти депеши шпионов о русской армии, ее дислокации и вооружении переправлялись спешно, не жалея коней и плетей, лично Наполеону.
Ежедневно! А фиксировалось всё! Вплоть до настроения духа, перехвата карт и писем в наших войсках и обывательской среде!
В архивах мне попался один любопытный документ. Я бы сказал, это был успех французской агентуры!
Он содержит подробнейшую характертику шестидесяти (!) русских генералов и старших офицеров. А личности сии обладали высоким профессиональным авторитетом в российской армии!
Изученные мною донесения агентов подтверждают, что перед началом войны французская разведка коллосально развернула диапазон своей шпионской деятельности. Агенты были заброшены от Балтийского до Черного моря.

И тут возникает острый вопрос. А как же работала супротив наполеоновских шпионов наша контрразведка? Прямо скажу, не дремала!
В руках у меня копии русских документов с грифом «Секретно». Ведь наша законспирированная разведка действовала успешно даже в самом Париже! И в этой невидимой войне у нее было больше побед, чем поражений!
Да ещё каких! Именно русская разведка заблаговременно раскрыла крайне засекреченный план нападения Наполеона на Россию. Дворянин разведчик А. Чернышев, войдя в ближайшее окружение Наполеона, подкупил писца военного министерства и получал от него копии секретных документов раньше, чем подлинник доставлялся Наполеону.

Да и во время войны сумки наполеоновских курьеров с ценными шифрованными письмами Наполеона и его маршалов частенько оказывались в штабе Кутузова!
Французский генерал Коленкор с горечью вспоминал:
«Мы не имели больше надежного пути, связывающего нас с Францией! И наш император напрасно ожидал в студеной Москве сообщений своих министров, донесений губернаторов, новостей из Европы».

Когда я анализировал донесения шпионов Наполеона из России, мне, как юристу, бросалась в глаза слабая аргументированность некоторых источников информации. Они нередко не имели точных координат сел и лесов, баз и крепостей. Порою сведения агентов, доверенных лиц об одних и тех же военных объектах противоречили друг другу и даже не перепроверялись!
Выходит, что шпионы зачастую брали больше количеством бумаг, а не точностью и достоверностью фактов!
Есть еще интересные материалы, которые раскрывают личности шпионов. Это были во многом иноземцы, алчные, нередко без роду-племени, с которыми Наполеон щедро расплачивался огромными суммами денег. Но… насквозь фальшиво изготовленными банкнотами. Поэтому их нерадивость была понятной. Такова цена наемничества.
Однако были у него и высококвалифицированные кадры, ассы шпионажа. Они-то и получили от Наполеона личный и необычный приказ!
Я бы назвал его так:

«Делайте ставку на казачество!».

Итак, Наполеон спешно шлет своему резиденту в Варшаве закрытую инструкцию. Требует завязать скорее связи у русских в тылу, заложить очаги восстаний везде, где у них недостаточно сил. Главный упор предлагает делать на вольнолюбивое гордое казачество Дона и недовольную польскую и литовскую шляхту.
И если его агентам удалось поднять мятежи польских и литовских помещиков, то с казачьим Доном их ожидал сюрприз.

Ранее французы уже забрасывают через границу и нацеливают на Дон резидентов для сбора сведений и проведения антирусской пропаганды. Однако умудренный Барклай де Толли держит руку на этом пульсе, и в мае 1812 года направляет атаману Матвею Платову предписание о поимке шпиона Гурского. В июле Платов рапортует Барклаю де Толли о принятых мерах к поимке шпиона поляка Фишера…
Наполеон в секретной инструкции нацеливает свою разведку. «Надо будет через умных эмиссаров разведать настроение казацкой нации, которая привыкла к свободе». Значит, поднять ее на восстание.

Так вот какую роль отводил казачеству Наполеон. Роль предателей России!
На каких же донесениях основывался император? Не на прочитанных ли сомнительных книгах или запутанных отголосках Смутного времени, где казачеству приписывалась якобы неблаговидная роль.
Из очередного письма агента в штаб Наполеона. «Казаки терпеть не могут жителей Великороссии, почти так же, как ирландцы — англичан».
Еще образец подобного умозаключения.
«Если вспыхнет война, казаки, которые очень недовольны, будут плохо сражаться. Их легко можно поднять на восстание, обещая им независимость». И подобными легковесными выводами завалены шифровальные столы его штабистов.

Но самоуверенный Наполеон не сомневается. И даже усмехается. Ведь, благодаря элите своих высокопрофессиональных агентов, он перед вторжением в Россию имел четкие сведения о русских вооруженных силах.
Да, он быстро добрался до Москвы и вступил в неё. Но что это ему дало? Русские не пошли на заключение мира! Но Наполеон упрямо надеется.

Ведь у него по России активно действуют специальные и подвижные агентурные группы…
Одна из самых стойких и выносливых — под руководством опытного польского полковника А.С. Плятера.
Наполеон отдает агентам жесткий приказ. Требует активно вести антирусскую пропаганду и распалить пламя гнева, поднять кровавый мятеж и массовые восстания на Дону.
Злата и жертв не жалеть! «Необходимо найти среди казаков какого-нибудь смелого, который отважился бы организовать восстание и повторить историю Пугачева».

И он забрасывает шпионов на Дон.
Эта оперативно-разведывательная группа Плятера в составе семи человек сумела проделать беспрепятственный рейд сквозь Центральную Россию. Держала путь и продвигалась на Дон!
Лазутчики, потаясь, снимали схемы дорог и переправ через реки, военных и гражданских баз снабжения, лазаретов и постоев. Хитроумно выпытывали, а есть ли у крестьян оружие и много ли армейских полков, кавалерии и конных заводов находится в глубинке России…
Сумели передать ценные сведения французскому командованию. Но вызвали подозрение!

Проникли шпионы уже на Волгу.
Однако недалече от Царицына потерпели первый профессиональный провал. Их выстрел, нацеленный в спину, тылы страны, дал осечку!
Пятеро из лазутчиков были схвачены, награждены кандалами и заточены в казематы.
Плятеру и его помощнику майору Пикорнелю, этаким матерым бирюкам, удалось уйти из облавы и выбраться в донские просторы. Минуя пикеты, они спешно стали раскидывать в станицах «зажигательные» листы, пасквили, и сулить огромные деньги тем предателям, кто поднимет казаков на мятеж!

Но не тут-то было!
Казаки быстро заприметили «сумнительных» военных.
Те почуяли, что пахнет паленым, и при переправе у Трехостровской станицы нашего края побросали уличающие их бумаги в глубины Дона. Но и это не помогло!
5 августа 1812 года в станице Качалинской лазутчиков перехватили, и атаман Варламов (не промах!) даже не стал слушать их. Взял Плятера под караул, хотя помощник его сбежал.

23 сентября удрученный Плятер собственной рукой пишет признательные показания прокурору Войска Донского Александру Арнольди. Весьма подробно, в совершенстве владея русским языком.

И Плятер признается, что данные им вначале объяснения во 2-е Донское сыскное начальство, что он российской службы офицер, являются неправильными и паспорт его фальшивый.
Он же «действительно заграничный уроженец и природный граф, посланный для обозрения России под видом российских офицеров с отставными». Проникли они в Россию еще 1-го мая прошлого года через границу и «прямо в столичный город Москву». Они обследовали на наличие складов вооружения и за пасов провианта Калужскую, Тульскую, Тамбовскую, Воронежскую, Симбирскую, Оренбургскую, а всего более десяти губерний. Хотя его самого и потрепала болезнь.
А «Поблизости Самары я с сотоварищем ограблены разбойниками; бывшие у нас деньги и пачпорта отобраны, почему мы нашли целовальника, который написал мне и товарищу пачпорты, с коими мы отправились в город Царицын».

Тотчас о поимке крупного агента было доложено Кутузову. Из штаба главнокомандующего мчится курьер с секретной депешей к атаману Платову.
«Содержащийся на Дону под караулом польский уроженец гр. Платер весьма здесь нужен. Почему и прошу послать за ним на Дон нарочно благонадежного офицера, приказав ему сковать арестанта. Иметь в пути строгий за Платером надзор таким образом, дабы он не мог ни уйти, ни иметь с другими сношений».
9 октября этого года фельдмаршал Кутузов рапортует о шпионе Плятере императору Александру Первому. С приложением документов, обнаруженных на Дону у агентов.
Государь был краток: «Поступить с ним по всей строгости существующих законов и по исполнении донести мне!».

Приведу любопытную выдержку из старинного журнала «Русский Архив». Наполеон как-то прислал атаману Платову курьера, с просьбой не помогать русской армии, а присоединиться к нему. За это обещал казакам немалые деньги, почести и славу.
Ничего себе слава — предателей России!
И в своих планах сделать ставку на казачество сильно просчитался Наполеон. Скажем, потерпел фиаско! Сокрушительное.
А ведь предполагалось, что сам Наполеон прибудет на юг России, чтобы возглавить объединенные силы. Ведь долгосрочным планом его было завоевание русско-французской армией богатейшей Индии.
Французские историки признают, что именно «патриотизм русских» помешал Наполеону создать в России широкую и надежную шпионскую сеть и разветвить ее дальше.

А что же наши донцы? Знали ли они, как думает о них Наполеон Бонапарт? Вряд ли! Не до этого им было!
Наши лейб-казаки одними из первых встретили французскую армаду в пределах России. Прикрывая отход армии Багратиона, всадники атамана Платова сражались отважно и умело. Используя военные приемы «лава» и «вентерь», наголову разбивали закаленную наполеоновскую кавалерию.

Позже французский генерал Моран с горечью приоткроет завесу своих поражений. Из его мемуаров.
«Движение французской армии было замедлено казаками. Отрезав ее от всякой помощи, они беспрестанно, с остервенением, атаковали наши фланги, подобно рассвирепевшим пчелам, бесчисленные укусы которых замучивают и обессиливают льва».

А знаете, какую роль сыграли донцы при подготовке и контрнаступлении нашей армии?!
Сам Кутузов с нетерпением ожидал прибытия с донских просторов более двадцати полков ополчения. Вооруженные до зубов, отборные казачьи полки с Дона, Хопра, Бузулука, Медведицы (наши прадеды!) вихрем пронеслись по местам сражений, громя в пух и прах седоусых ветеранов Наполеона! Да, несли, конечно, и потери.

А в партизанской войне они были просто неуловимы и неистребимы!
Послушаем о том опытного французского генерала Ле Валенте.
«Казаки сметливы до тонкости, отлично понимают партизанскую войну, ловко открывают неприятеля, ловко врезаются в него, а потом и след их простыл. Их же самих невозможно побить порядком. Они пробираются чутьем по чужим дорогам, не зная ни языка, ни дорог, Они вездесущи, продовольствуются добычей. Мне никогда не случалось брать их в плен».

Александр Первый недаром назвал казаков в похвальной грамоте «недремлющим оком армии». Фельдмаршал Кутузов 17 января 1813 года обратился к донцам с таким письмом.
«Почтение моё к Войску Донскому и благодарность к подвигам их в течение кампании 1812 года… Сия благодарность пребудет в сердце моем до кончины.
Сие чувствование завещаю я и потомству моему».

После окончания войны повсюду рассказывались интересные истории, писались картины, песни, и героями их были, конечно, казаки. Рассказывали такой забавный анекдот.
Когда во время Тильзитской встречи император Александр представил Наполеону своих генералов, тот вдруг обратился к атаману Платову.
«Я так очарован вашими казаками, что желал бы иметь их в своей армии. Не можете ли вы сформировать мне хоть тысяч 20 казаков?».
Платов, усмехнувшись в усы, ответил: «Ваше величество, пришлите к нам на Дон 20 тысяч молоденьких француженок — и Вы получите через двадцать лет 20 тысяч казаков!». Вот так!

А мечты Наполеона победить Россию, заключить с ней мир, по которому она должна вместе с французской армией ворваться в заваленную драгоценностями Индию и овладеть ею, рухнули. Навсегда!
Наполеон мечтал победить в этой войне не только Россию, но и мощную соперницу Англию, как он писал: «Отняв у неё сокровище — Индию».
Не помогла ему ни великая армия, ни шпионские войны, ни фальшивые банкноты!

Великий игрок, он проиграл ВСЁ!
А казаки проскакали на лихих скакунах всю Европу и поили их в волнах Сены! Гарцевали на парадах по площадям Парижа и им улыбались кокетливые француженки.
Потом они, усталые, но гордые победой, вернулись на свой такой родной и крепко любимый Тихий Дон!

Опубликовала    14 сентября 2021
4 комментария

Похожие цитаты

Когда речь идет о чужих грехах, мы судьи… Когда о своих, мы адвокаты…

Опубликовала  пиктограмма женщиныnvm  25 февраля 2011

Рецепт молодости — радуйтесь каждой мелочи, и не нервничайте из-за каждой сволочи!!!

© Copyright: Зульнора, 2011 Свидетельство о публикации №111040403540

Опубликовала  пиктограмма женщиныЗульнора  05 апреля 2011

25 мая. У него завтра день рождения. Они договорились встретится в кафе.
26 мая. Он не пришёл.
27 мая. Он приехал днём. Она вышла к нему. Нервно закурила сигарету. Он что-то говорил, оправдывался. Она не слышала.
Прошло 2 месяца. Он ни разу не приехал.
Она сидела в кафе с подругой, пили вино. Подруга закурив очередную сигарету сказала: Ты знаешь, что он женился?
Она тихо спросила: Когда?
-26 мая.
Она позвала официанта и заказала водки.
Осень.За окном дождь. Зазвонил телефон.
-Да.-Ответила она.
-…

Опубликовала  пиктограмма женщиныХадиша Хисматулина  24 апреля 2011
Лучшие цитаты за неделю Николай Бичехвост: 1 цитата