Место для рекламы
Иллюстрация к публикации

Максимилиан

Недавно я прочитал рассказ одной доброй женщины, жительницы Карасу, по имени Назира Маткаримова. Она написала, как они спасли майну, афганского скворца. И вот, что она пишет:

«Афганские скворцы, майны, очень умные и у них развита семейственность».

Надо заметить, семейственность является основной чертой узбеков. Именно семейственность определяет сплоченность узбеков и чего, кстати, не хватает сегодня многим другим народам, живущим в северных странах.

Получился очень хороший, поучительный и основательный рассказ, хоть очень и короткий. Вот, как она описывает главное качество майн:

«Как-то днем сосед ранил из ружья майну. Мы сидели на веранде пили чай. Раздался птичий шум, гам. Смотрим, а раненная майна подлетела к нам, сев на перила. У нее было ранено крыло. Благо, у нас была большая птичья клетка. Поместили раненную птицу в клетку, и повесили клетку на веранде.

Вот, что было интересно: когда мы сами выкапывали червей для птицы, не ела. А утром слышим птичий гвалт. Осторожно выглядываем, а там около десяти майн, облепив клетку, кормили червями из своих клювов раненую, а та ела. Так вот, несколько раз в день они кормили её.

Наступил ноябрь. Стало холодать. Думали, куда на зиму птицу поместить. Домой нельзя — кошки. И вот, однажды, в очередной раз, когда дочка чистила клетку, майна выпорхнула и полетела в сторону ветки, где сидела целая стая ее сородичей. Как потом оказалось, наша раненная майна, которая у нас сидела три месяца, оказалась самцом, и все эти три месяца самца ждала его подруга. В общем, в тот ноябрьский день произошло воссоединение. Я невольно сравнила поведение этих птиц с поведением людей…

Ну и, в завершение: в настоящее время эта пара постоянно прилетает и садится напротив веранды. Он и она смотрят в нашу сторону, общаются между собой. Мы же смотрим на них, радуемся за них. «Живите, божьи твари! — говорим мы им!..»
И вот, эта трогательная история воскресила в памяти и мою историю — не менее трогательную.

Расскажу вам про моего кота. Звали его Максимилиан, если коротко, — Макс.

Единственное существо в этом мире, кому был предан Макс, — его хозяин, то есть, я. В семье он никого не признавал, кроме главы семейства. Он мог всех игнорировать, но не своего хозяина. Он очень чувствовал настроение и мысли хозяина. И вот, как-то хозяин вслух произнёс: «Что за проклятые птицы эти майны! Они такие же шумные, как цыганский табор!»

И что, вы думаете, сделал Макс?! Буквально минут через пятнадцать после мною сказанного, Макс поймал майну на подоконнике открытого окна и задушил ее. Есть эту гадкую птицу, конечно, он не стал, но мне, как хозяину принес в своей пасти, и возложил у моих ног. Я Макса погладил по его умной голове и дал ему сырого мяса из холодильника.

С тех самых пор Макс уничтожал этих шумных и крикливых птиц под названием «афганские скворцы» или, как у нас в народе их называют, «майны». Оказалось, что кот был умнее этих глупых тварей, вытесняющих своим присутствием благородных птиц. Моему коту тоже не нравились майны, вообще, ему не нравятся шумные и крикливые существа, включая и людей.

Как-то я спросил у Макса:

—Почему ты ловишь птицу, убиваешь ее, но не ешь?!
—Хозяин, — мяукнул басом кот, — я это делаю для тебя, ибо я знаю, что именно эти гадкие птицы тебя раздражают своим шумом и суетой. Загрызу любого, — продолжал он, — кто будет нарушать твой покой, хозяин!
—Спасибо тебе, Макс, — сказал я ему. —Ты настоящий друг и сын!
—Ну, папа, — отвечает мне Макс, — ты же знаешь, других птиц я не ловлю, ибо я знаю, что других птиц ты жалуешь!..

Вот, такой у меня был кот — лучше, чем любой друг!

Для кота, Макс был очень огромный — размером с английского бульдога. Был очень мускулист, а мускулы были как железо. Шерсть жесткая. Все коты в округе, как завидят его издали, бежали от него сломя голову. У него был хорошая основа. Я видел, как он дрался с другим местным матерым котом, хотя Макс на тот момент был ещё полуторагодовалым. Ну, это была вершина отваги, какую я когда-либо видел. В общем, одолел он того кота, но сам пришел домой весь оборванный, раненный. Я лечил его, и он быстро пошел на поправку.

Сам я всю жизнь любил бокс, занимался боксом в юношестве, имею разряд, и Макса приучал к этому виду спорта. С ним мы отрабатывали боксерские стойки, перемещения, увертки, удары, контрудары, например, классические двоечки — как при атаке, так и при отступлении. В общем, Макс к двум годам был готов к труду, обороне и нападению. Лапа у него была тяжелая, а когти острые, как бритва.

Макс также отличался высоким болевым порогом — он не чувствовал боли. Сколько я его ни лупасил, он никогда не плакал. А однажды, он, как всегда, пришел домой после двухдневной отлучки. Стоял перед дверью на третьем этаже, а я живу на третьем этаже многоквартирного жилого дома, и ждал, когда ему откроют дверь. Дома никого не было, не знаю сколько он ждал под дверью. Когда я вернулся с работы он сидел и медитировал на дверь. Увидев меня, он обрадовался, слегка открыв рот в улыбке, мяукнул приветствие, а из пасти что-то черное в виде штыря торчит. Выяснилось, что ему в десну воткнулся металлический стержень. Резким движением я выдернул стержень из его десны, обработал рану антисептиком. Затем я накормил Макса, как всегда, его любимым сырым мясом. Я его сырым мясом только и кормил, варенное он не любил, и колбасу тоже не ел — чувствовал, что она состоит из канцерогенов. Иногда он ел кисломолочные продукты: молоко, сыр, сметана, кефир. Но это когда ему было в охотку. А так, он съедал полкило мяса и кисломолочку как добавку.

Соседи Макса остерегались, особенно, когда сталкивались с ним в подъезде: он, как всегда, поднимался важной поступью наверх при этом издавая кошачий вой, как бы говоря: «Осторожно! Я иду!» Соседи у меня люди хорошие: если увидят Макса на пороге квартиры, то обязательно позвонят в дверь: «Мол, сынок пришел!»

Остерегались Макса не только соседи, но и местные коты, но и соседи, даже собаки. Он мог в шесть секунд изувечить собаку, не говоря уже о котах. Знаете, я не люблю собак и Макс знал об этом. Так вот, однажды на меня набросилась собака, и Макс тут как тут, атаковал собаку, разодрал собаке всю морду. Собака с визгом убежала, а Макс помчался за ней, пока я не окликнул его обратно.

Когда мы с Максом выходили на улицу, то он шел всегда впереди, как кот в сапогах. Сам Макс весь был черный, а лапища у него были белые. И получалось так, как если бы на его лапах были белые сапожки. Не хватало только широкополой шляпы у него на голове и мушкетерской шпаги. И, кстати, был бы похож он на Портоса.

Макса я подобрал на улице еще маленьким котенком. Проводив свою пассию до дома, я возвращался домой и решил срезать путь, а это значило, что мне пришлось бы идти мимо кладбища. А была уже полночь. Нет, я человек не суеверный, тем более я марксист-ленинец, так что я пошел другим путем.

Иду я себе мимо кладбища и слышу мяуканье котенка, потерявшего мамку. Я воспроизвел то самое звучание, когда зовут кошек: «Кис-кис-кис». Ко мне подбежал чертенок, вернее, котенок, похожий на чертёночка, так как был весь черный, да еще и при свете луны. А луна светила в небе такая жирная и желтая-желтая, как спелый сыр. Да и сверчки свиристели, создавая своим звуками ночную атмосферу. Котёнок примостился на моей груди, и я потопал дальше, придерживая его обеими руками.

Котенок прижился сразу. Никого не призвал, кроме меня. Понимал, хоть и мал был еще, у кого в доме самые большие кулаки.

Уже лет с двух он начал совершать подвиги Геракла. Так что в округе, то есть на нашем районе все его знали и уважали. Все мои знакомые всегда говорили мне, что видели моего Макса там-то или там-то. В общем, Макс был знаменитостью. Ну и потомства после себя оставил он дай боже!..

Максу было уже пять лет, когда одна моя пассия уговорила меня взять котёнка у нее — тоже черно-белый. Назвала его Борисом. Какое гадкое имя! Кстати, и среди людей Борисы тоже бывают гадкие. А с другой стороны, моя старшая сестра хотела котёнка и ей на работе кто-то принес его, а тогда она только покупала квартиру и оставила у меня своего котенка. В общем, оказались у меня эти два гадких котенка. Почему гадкие? Да потому что, когда появлялся Макс, они к нему приставали. Нет, Макс их не трогал, хотя было видно, что они его раздражали. Он уйдет от них в одно место, а они за ним. В общем, как говорится, не выдержала душа поэта, Макс ушел из дома навсегда! Так я потерял в своей жизни самого настоящего друга. А говорят, что семейство кошачьих не склонно е верности. Может и так, но не в случае с Максом. Наоборот, он, бедолага, расценил появление этих котят как предательство с моей стороны. Прости меня Макс, если что не так я сделал! Я всегда буду помнить о тебе, дружище! Покойся с миром!..

Ташкент,
21 марта, 2021 года.

Опубликовал    21 марта 2021
2 комментария

Похожие цитаты

Не времена меняются, меняются люди, меняющие времена.

Опубликовал  пиктограмма мужчиныДжангир  07 апреля 2020

У меня, знаете ли, такие бревна в глазу, что я перестал замечать соринку в чужом.

Опубликовал  пиктограмма мужчиныДжангир  05 декабря 2020

Берегите своих критиков, любите их, они никогда не дадут вам расслабиться, заставляя работать ваш ум и сердце. Ум, потому что он должен постоянно работать, в противном случае, вам грозит деменция; сердце — потому что вне своей работы, оно черствеет и умирает.

Опубликовал  пиктограмма мужчиныДжангир  23 февраля 2021
Лучшие цитаты за неделю Джангир: 521 цитата