Место для рекламы

Эмиграция. Часть 10.

Во время обеда во второй день праздника, когда я взбежал по лестнице с «самосвалом», полным тарелками с супом, Гриша остановил меня и, указывая глазами на ближний столик, негромко произнёс: «Смотри, Сеня, это — настоящие беженцы. Накорми их первыми».

Проследив его взгляд, я увидел женщину лет 65 измождённого вида, рядом с ней — другую, лет 35 и двух очень тихих детей, мальчика и девочку лет десяти. Раньше я их не видел, и, поставив перед ними суп, на обратном пути я спросил у Гриши, откуда они появились. «Шолом-Бер привёл» — ответил он.

Перед ужином я увидел молодую женщину в кухне, она наполняла тарелки и передавала нам. Вечером, за едой, мы разговорились. Я узнал, что её зовут Римма, с ней за столом были её мама, сын и племянница. Они приехали из Москвы, большая семья — родители, Римма с двумя детьми и её сестра с мужем и дочкой (сама Римма была разведена). Их поселили в Риме, и они никак не могли найти жильё в Ладисполи, с деньгами было плохо, положение отчаянное. Сегодня она с мамой, сыном и племянницей очередной раз безуспешно искали квартиру, очень устали, когда её мама заметила человека в хасидской одежде (последний раз она таких видела до войны, в Житомире) и обратилась к нему на идиш. Видя их бедственное положение, Шолом-Бер привёл их в Рояль и велел кормить бесплатно. Но Римме было стыдно, что её кормят из милости, и она вызвалась работать на кухне.

Следующий день был днём рождения моей дочери. Тем не менее, после завтрака она, как и в предыдущие дни, осталась помогать нам, но после обеда мать увела её домой, где, при участии соседей, устроила небольшое празднование по этому поводу. За все 11 лет это был первый Ирин день рождения, в котором я не принимал участия, поскольку работал с шести утра до поздней ночи.

Назавтра Шолом-Бер задержался после обеда, обсуждая что-то с Гришей, пока мы убирали. Увидев Иришку со шваброй, он заулыбался и подозвал её. Поговорив с ней несколько минут, он позвал меня.

— Что ж ты, Сеня, не сказал, что у Ирочки был вчера день рождения? — упрекнул он меня. - Мы бы сделали лехаим, поздравили её. Ну ничего, сегодня вечером поздравим. Скажи жене, чтобы она вечером пришла.

Вечером, с разрешения Шолом-Бера, пришли не только Марина с Иришкой, но и наши соседи, с которыми у нас к этому времени сложились дружеские, доверительные отношения. Шолом-Бер произнёс тост за Иришку, которой по такому случаю я тоже разрешил выпить немного вина.

Идя домой в час ночи через центр Ладисполи, мы видели, что рестораны и кафе ещё вовсю работают, люди сидят за выставленными на тротуар столиками. Для нас это было необычно, но наши соседи сказали, что по уикендам все рестораны и кафе работают полночи. Недалеко от нас медленно ехавшая машина приостановилась, и сидящий за рулём мужчина спросил о чём-то у идущей по тротуару женщины. Она отрицательно покачала головой, он кивнул и поехал дальше.

— Хотел снять, но она отказалась, — прокомментировал Лёва. — И, между прочим, никаких обид ни с его, ни с её стороны.

Ночной Ладисполи создавал какую-то лёгкую, праздничную атмосферу, и, хотя Ире давно пора было спать, а мне предстояло назавтра вставать ни свет, ни заря, мы полчасика погуляли по центру города.

По окончании праздника Шолом-Бер заплатил всем работникам, а также дал Иришке 10 милль. Потом он отвёл Гришу и меня в сторону и спросил, хотим ли мы работать в синагоге. Мы, естественно, согласились.

Продолжение следует

Опубликовал    26 октября 2020
8 комментариев

Похожие цитаты

Эмиграция. Часть 1.

После девяти лет отказа и предотъездной суматохи, две недели в Вене пролетели, как прекрасная сказка. По приезде в Италию, нас привезли не в Рим, как большинство эмигрантов, а в центр эмиграции — небольшой курортный городок Ладисполи, и поселили в гостинице «Рояль», недалеко от центра города. Я очень обрадовался этому обстоятельству, поскольку моя сестра Нина и её семья ещё были в Ладисполи, но должны были уехать в Америку через несколько дней.

Перетаскав все чемоданы и баулы наверх по винтовой…

Опубликовал  Simonliv  23 октября 2020

Эмиграция. Часть 3.

Hа рынке я встретил Лёву Цылова, моего бывшего одноклассника с первого по восьмой класс, с которым мы лет 20 не виделись, пока он не пришёл помыться в баню, где я работал, и не узнал меня. После этого мы время от времени встречались, а в конце концов улетели в Вену одним рейсом.

Лёве с семьёй удалось снять комнату в Ладисполи, и он был в курсе всех сплетен. Он рассказал, что у одной женщины на медосмотре обнаружили СПИД, и вся её семья моментально исчезла — очевидно, депортировали; что двум се…

Опубликовал  Simonliv  23 октября 2020

Эмиграция. Часть 6.

В синагоге я увидел несколько человек, среди которых выделялся хасидской одеждой и окладистой бородой невысокий крепкий мужчина лет 55. Я понял, что это и есть хасид из Милана, организовавший здесь синагогу. Заметив нового человека, он подошёл ко мне, предложил наложить тeфиллин*. Узнав, что я жил в Черенова и только сейчас перебрался в Ладисполи, пригласил заходить почаще.

В нём чувствовалась какая-то внутренняя сила и уверенность. Позже я узнал историю его жизни.

Шолом-Бер Фридман родился в…

Опубликовал  Simonliv  24 октября 2020
Лучшие цитаты за 7 недель Семён Лившиц: 218 цитат
Последние комментарии

Паныч
Дорогу осилит идущий...

Людмила Щерблюк
Она отозвалась ....уже я в дороге Кружит наверху меня ветер шальной Бегу, тороплюь ,я избила уж но...

Паныч
А лучше просто не читать, чтоб мОзги себе не ломать!)))

Людмила Щерблюк
Ок Спасибо

Аделия Хаимова
Не зря же великий писал строчки: Я сам обманываться рад"... Когда в душе смятенье и не с кем душу...

Паныч
Что не беда, то урок, а пойдёт ли это впрок, только бураку решать, ведь ему надо бежать...)))) Уп...

Б_Е_Н
Может быть многие из нас не только обманываться рады, но именно в этом находят позитив...

Владимир Горбачёв
Мерило всех поступков это совесть, Она единственный верховный наш судья. Нельзя прожить, ничуть не...

Владимир Горбачёв
Когда автор пишет бред — то не лайкайте в ответ...) #1148940

Zorkaira
Врач мечты, что может быть лучше? Он тело излечит, врачует он душу...))

ещё комментарии