Место для рекламы

Не только о себе (Записки отказника). Часть 5.

Вскоре я женился на девушке из другой лаборатории того же института. Её родители были родом из Сибири. Очень рано поженившись, они уехали сначала в Саратов, а потом, когда Марине было 6 лет, перебрались в Ленинград. Рано оторвавшись от своих родных, они потеряли всякую связь с еврейскими традициями.

Когда осенью я повёл Марину в синагогу, на Симхас-Тойрэ, выяснилось, что в синагоге она оказалась впервые, а о празднике знает только понаслышке. В синагоге мы встретили моего приятеля Толика Бейлина с компанией друзей, и Марина с изумлением смотрела, как Толик и я запевали песни на еврейские темы, а молодёжь подхватывала. Многие люди встречали знакомых, с которыми давно не виделись. Слышались восклицания типа: «Ну надо же было именно здесь встретиться!» — «Слушай, а где ещё нам встречаться?» Однако репертуар еврейских песен на русском языке быстро иссяк, и вскоре какая-то девушка спросила: «А почему никто не поёт на еврейском?» Ей ответили: «Кто знал эти песни — уехал». — «А чего же мы ждём?» Ответом было неловкое молчание.

Вскоре, под влиянием отца и растущего антисемитизма, я начал всерьёз задумываться об отъезде. Когда я поделился своими мыслями с женой, её ответ был категоричен: «Мой папа живёт своей работой, у него допуск, он никогда никуда не поедет, а без родных не поеду и я». Да, мой тесть работал в закрытом институте заведующим лабораторией, имел второй допуск, ему было всего 50 лет, так что на пенсию он не собирался.

Тем временем Нина вышла замуж и в начале 1978 года сначала у них с Сашей родился сын, а через 3 месяца у нас — дочь. Незадолго до появления дочери я снова начал вести отъездные разговоры с Мариной, доказывая, что у нашего ребёнка может быть не слишком счастливое будущее. Она возражала, но уже не так уверенно.

В том же году младшая сестра Марины окончила с прекрасными оценками школу при ЛГУ и решила поступить в университет. Все прекрасно знали, что антисемитизм в Ленинграде усилился и в университет поступить еврею практически невозможно. Когда кто-либо из знакомых говорил об этом моему тестю, он пожимал плечами и переводил тему разговора. Я знал причину такого поведения. Дело в том, что у тестя был друг, хорошо знавший заместителя декана факультета, на который поступала Аллочка, и тот обещал помочь. Всё, казалось бы, было в порядке. Но, несмотря на прекрасные знания и поддержку, Алла в университет не попала, а хлопотавший за неё зам. декана имел неприятности по партийной линии за то, что посмел просить за еврейку.

Продолжение следует

Опубликовал    19 октября 2020
3 комментария
  • Аватар Simonliv
    1 месяц назад
    Продолжеине: #1497303
  • Аватар Бекки
    1 месяц назад
    Вот так и цеплялось одно за другое: сначала вроде везде брали, но хотелось строить свою страну. Потом, с увеличением числа уехавших, власти начали задаваться вопросом: зачем за счет государства готовить кадры для Израиля?
  • Аватар Simonliv
    Бекки
    1 месяц назад
    Тут получилась гибкая обратная связь. Предвзятое отношение было и раньше, просто после 1967 года оно усугубилось, а уж после 1973 - и говорить нечего. И в связи с этим всё больше людей стало задумываться об отъезде.

Похожие цитаты

Не только о себе (Записки отказника). Часть 1.

Мысль об отъезде появилась в нашей семье давно.

Сколько я помню (т.е. с середины 50-х годов), мой отец всегда по вечерам и ночам слушал «Кол Исраэль», «Голос Америки» и другие «вражьи голоса». Но только став взрослым, я узнал, что ещё в конце войны, оказавшись в Венгрии, отец познакомился с местными евреями и хотел с их помощью уехать в Палестину строить Еврейское Государство. Позже, обдумав всё, он понял, что исчезновение офицера в последние дни войны не пройдёт незамеченным и его близкие могу…

Опубликовал  Simonliv  18 октября 2020

Не только о себе (Записки отказника). Часть 2.

В 1972 году у нас в институте была трёхмесячная практика на заводах, и мы с ребятами решили поехать в Усолье-Сибирское. Мы выбрали этот медвежий угол из-за близости к Байкалу, а побывать на Байкале летом, бесплатно, да ещё в своей студенческой компании — что могло быть прекрасней?

В начале мая, когда я уже сдал экзамены за четвёртый курс и заканчивал последние приготовления к поездке, в Ленинград неожиданно приехал Герман, муж моей тётки Фиры. Фира, средняя сестра моей матери, работала в нашей…

Опубликовал  Simonliv  18 октября 2020

Не только о себе (Записки отказника). Часть 3.

Из всей родни у Германа осталась только сестра, муж которой был австрийским подданным, но тем не менее из СССР их не выпускали. Муж её обращался во все инстанции более 20 лет, но всё было без толку.

После 1967 года их отпустили, они уехали в Израиль, и Герман стал уговаривать Фиру тоже уехать. Она сопротивлялась, не желая разлучаться со своими близкими, предлагала, чтобы он оставил её и уехал один, но он отвечал, что так не делают, и продолжал уговаривать.

В 1972 году, когда он приехал в Ленин…

Опубликовал  Simonliv  18 октября 2020
Лучшие цитаты за неделю Семён Лившиц: 218 цитат