Могильная плита

Акбар Мухаммад Саид

Семейный совет подходил к концу. Старшие Рода обсуждали предстоящую поездку одного из сыновей их брата, на Родину Дедушки. Вроде бы ничего необычного в этой поездке не было, но это так казалось на первый взгляд. Нужно было ехать за 300 км от Таджикистана, на территорию дружественного Узбекистана. Родина Дедушки находилась в городе Байсун, Сурхандарьинской области. Этот городок находился на границе с Афганистаном. И в этом не было ничего необычного, каждый год ездили в Байсун всей семьёй. Труднее всего было то, что фамильный склеп Рода находился далеко в горах, куда нельзя было добраться на машине. Лишь по узкой горной тропе можно было дойти пешком до кладбища. Нести на себе большую мраморную плиту, было по силам лишь молодому и сильному юноше, или мужчине. Этот юноша и был причиной дискуссий. Он сидел рядом с Отцом, и был подстрижен под ноль, его призвали на службу в ряды СА. Именно ему и отводилась роль Поломника к могиле Дедушки, Великого Ходжи Саид Зура из Байсуна…
Мать всегда остаётся Матерью, даже если дети взрослые и обзавелись семьёй. Даже побелённые годами виски детей, не могут быть преградой от переживаний Матери. Сыну предстоит служба в Армии, а эти родственники понять не могут, что каждая минута с ним, мне дорога, думала про себя Саида. Но делать было нечего. Старший сын, Анвар, учился в Ташкенте, а младший Аъзам, был ещё совсем юн. Кто — то из их семьи был просто обязан ехать. Это предстояло сделать Акбару. Только ему было по силам тащить на себе тяжёлую мраморную плиту по горам, так, как он был спортсменом, и физически развитым молодым человеком. Да и сам Акбар, не был против. Решено было ехать утром, на рассвете…
Жигулёнок — Ваз 2103 зелёного цвета был всегда исправен, и работал как часики. Камол ещё раз внимательно всё просмотрел в двигателе. Он был опытным водителем со стажем. По его подсчётам, в общей сложности, предстояло проехать около — тысячи километров. Камол был сыном Хадичи, младшей сестры Мухаммада. Старшая дочь Хадичи, Мухаббат, вышла замуж, и жила в Байсуне. Именно к ней в начале паломничества и собирались все заехать. Сама же Хадича собиралась в путь с мужем Рахимом. У них была очень дружная семья. Дети росли в любви, уважали старших, почетали Предков. Ведь все они были потомками Великого Ходжи Саид Зура. Слово старших в их семье тоже было Законом. Ему подчинялись беспрекословно. Мухаммад был старшим братом Хадичи, и Старшим их рода. Все черты лица и характера выдавали в нём Отца, Ходжи Саида. Нужно было на рассвете забрать Акбара, племянника, и ехать с Божьей помощью в Байсун…
Акбар любил тётю Хадичу. Она была очень доброй женщиной. Простая сельская женщина, так и не ставшая городской. Вот как можно было охарактеризовать её. Она работала воспитательницей в детском саду. Эта её профессия и сказывалась в общении с детьми. Со всеми была ласковой, и к ней тянулись всей душой. Её муж, Рахим — поччо, работал главным бухгалтером в каком — то Министерстве. Так — же как и супруга был добрым и очень вежливым. Всегда обращался на Вы к Акбару. Он любил беседовать с племянником жены. Они нашли общий язык ещё тогда, когда Акбар был совсем маленьким. С годами их дружба крепла. Камол тоже любил Акбара. Будет период в его жизни, когда он будет работать водителем в его группе. Но это будет лишь после его возвращения из Армии, и создания группы. А пока, что предстояла дальняя и нелёгкая поездка, к своим истокам…
Всё было готово к путешествию. Машина была проверена десятки раз, топливо залито под завязку, масло заменили, резина была новой. Хадича села на переднее сидение, это было принято так в её семье. Рахим — поччо проверил ещё раз весь багаж, и тоже сел в машину на заднее сидение. По пути к Акбару, нужно было захватить ещё одного родственника, Джуманазара. Когда машина тронулась, Хадича провела по лицу ладонями, и помолилась о счастливом и безопасном путешествии. На дороге их уже ждал Джуманазар. Быстро сел в машину и он. Остался лишь один участник, самый главный, за которым им предстояло заехать. Подъехав к подъезду дома дяди, Камол просигналил. Акбар быстро спустился, и сел в машину. Так и началось Путешествие Паломников. В пути ещё не раз убедятся в том, что, когда Хадича сидит на переднем сидении, Гаишники не останавливали машину…
Дорога. Дальняя дорога. Трудное и опасное путешествие. Что же ждёт Поломников в пути? С какими трудностями им придётся встретиться? Какие опасности их поджидают? На всё это, ни кто из сидящих в машине, не обращал внимания, и не думал даже. Их миссией было обозначить могилу Великого Предка мраморной плитой, которую они везли в багажнике автомобиля. Объединяло и придавало им силы с решительностью, их благодарность своему Отцу и Деду, за то, что благодаря ему, они есть на этой земле…
Ехать в этой машине было приятно и привычно. Довольно часто именно с Камолом ездили в Байсун. Дорогу он знал очень хорошо. В пути весело общались. Больше всего вызывало улыбку то, что увидев нашу машину гаишники делали движение, напоминающее поднятие руки с жезлом, но тётя чуть наклонившись вперёд, в упор смотрела на того гаишника, и он отдав честь улыбался, и не задерживал машину. В начале не стали обращать на это внимание. Но когда это повторилось примерно в 6 или 7 раз, то все поверили в силу Хадичи. Пройдёт очень много лет, когда Хадича откроет в себе необычный Дар лечить людей прикосновением рук, молитвами, взглядом, и даже простым своим присутствием. Но это будет примерно в 2010—2012 годах. А сейчас был только 1986 год…
Подъезжали к Денау. Это был небольшой городок в Узбекистане. На автовокзале было множество закусочных и кафе. Путники решили попить и перекусить. Мальчик лет 10 — 11 продавал холодную воду из ведра. Хадичу мучила жажда. Решив попить холодной воды, она подозвала того мальчишку с ведром. Не успела она зачерпнуть кружкой воду, как тот заявил ей;
—  10 копеек за кружку.
-Что, 10 копеек за кружку холодной воды путнику? Да в Душанбе за эти деньги можно выпить три стакана холодного квасу, и получить ещё сдачу копеечку!
Возмущённо схватив ведро малолетнего спекулянта, она вылила всю воду, и прогнала его с автовокзала. В догонку бросила пустое ведро, и повернулась к людям, которые как вкопанные смотрели на неё и молчали.
— Что вы за люди такие? Как можно молчать и ничего не предпринимать? Разве можно у путников брать деньги за воду? Это же грех! Большой грех! Мусульмане так не поступают!
Невдалеке показался горе торгаш с пустым ведром, в сопровождении взрослого мужчины. Тот, увидев решительность Хадичи, и услышав её речи, очень быстро испарился. Порой достаточно лишь слова, чтобы народ растерзал своих мучителей голыми руками. А торговцы водой подходили на эту роль. Не хотелось тому защитнику, быть жертвой жаждущих…
Проишествие произвело на Акбара неизгладимое впечатление. Он удивлённо перебирал в уме, как осмелилась, одна хрупкая женщина, бросить вызов целой системе мошенничества и изъятия денег у путников, и остаться целой и невредимой. Пройдут годы, прежде чем и он научиться этому у своей тети, и это спасёт ему жизнь…
За окном автомобиля мелькали красивые пейзажи. Бескрайние поля радовали глаз. Всюду было зелено. Дехкане трудились на полях. Небо было чистым от облаков. Было такое ощущение, что их путешествие одобряет само Небо. Радостно было на Душе. О проишествии не говорили, но, наверное, думали все. Если бы можно было про запас набирать радость и силу, то путники освободились бы от всего, и набрали её по самое горло. Впереди их ждали трудности, о которых они ещё и не подозревали…
Камол вёл машину очень умело. Он её называл: Моя Ласточка. Она и правда летела как ласточка. Ни единого постороннего шума. За всю дорогу их так ни разу и не задержали. Машина не подвела, ни единой поломки в пути не было. Совсем уже скоро должны были подъехать к городу Термезу. Оттуда до Байсуна рукой подать. В Термезе жила ещё одна сестра Мухаммада, Фотима. Она работала врачём в местной больнице. Её все уважали в округе. Решено было заехать к ней в гости. Акбар не раз уже бывал у тёти Фатимы. Это было несколько лет назад. Приезжал он с родителями. Ох, и погоняли же они на тракторе Беларусь! Один из родственников был трактористом. Акбар стал учить его, как гоняют раллисты. Правда, досталось тому раллисту тоже не мало, от бригадира…
После того, как погостили у тёти Фатимы, путники отдохнувшие, сытые, и довольные, поехали в кишлак Дуоба, где и родился Мухаммад. Это был родительский дом. Там то и ждали их все остальные родственники. Самая младшая сестра Папы, тетя Ойша, жила и училась в Душанбе, в мед.училище. Она души не чаяла в Акбаре. Когда он приезжал к ней в гости, Ойша накрывала стол так, как принято в Душанбе. Баловала она племянника. Ещё бы! Мухаммад любил её сильно. А значит, и Акбар будет любить её! Он доверял Чувствам Отца, и не ошибся. Ойша была замечательным человеком. Очень нежной и доброй. Зная любовь племянника к мясу, заслуги Отца, всегда лучшие куски накладывала ему. И гранатовый сок в трёхлитровой банке, стоял особняком только для Акбара. Каждый раз, проходя мимо него, обнимая, целовала его, то в щёку, то в голову. Однажды так закормила его гранатами, что он долгое время потом мучился от повышенной кислотности в желудке…
Бабушка была рада гостям. Суетилась как молодая невестка. Сама накрыла дастархан, заварила чай, принесла угощения. Как всегда Акбар был в центре внимания. Ведь он был внуком от её первенца, и не был таким «диким» как его другие городские братья и сестры. То, что любимым питанием внука является мясо, Бабушка знала ещё по Душанбе, в свои редкие посещения. Поэтому, рядом с ним стояла полная тарелка жареного мяса, большими кусками. Гранатовый сок, простокваша, сухофрукты, лепёшки и кульча, чаппоти, и много ещё чего вкусного. Обнимая внука, гладила по чеке и плакала. От этого изъявления чувств Бабушки, Акбару становилось не по себе, но он не подавал виду…
Через полтора года, Бабушка заболеет очень тяжело. Весь Род будет готовиться к похоронам. Осенью 1987 года, узнав о её тяжёлой болезни, приехавший из Армии в отпуск Акбар, тут же соберётся в дорогу. Они приедут с тётей Хадичой во время. Увидев приехавшего к ней любимого внука в солдатской форме, Бабушка поднимется с постели, и сама накроет Праздничный дастархан!!! Тут — то опять заговорят о внуке Ходжи Саид Зура. Похоронят её лишь в 1991 году, в августе месяце. Акбар не сможет приехать на похороны, в Таджикистане начнётся Гражданская война…
Погостив и обрадовав Бабушку, Паломники собирались в путь. Получив Благословление супруги Великого Ходжи Саида, было решено заехать к Мухаббат, дочери Хадичи. Она жила не подалёку, и ждала гостей с нетерпением. Родившаяся и выросшая в городе Душанбе, Мухаббат, воспитывала своих детей так же, по городскому. Её муж Гафур, был здоровенным мужчиной. Хозяйство Гафура было большим. В доме была живность, огромный огород, теплица. Жили они в любви, согласии и достатке. Трудно описать ту радость, которую испытывали родственники. Ведь это был не просто визит родителей и родственников, а было это посещением Поломников, перед самим совершением этого самого Святого обряда в их Роду. Угощения отличались от всех предыдущих. Гафур зарезал большого барана, и испёк его в печи для лепёшек, обложив тушу барана еловыми ветками. Объедались так, как будто бы не ели год! Арбузы и дыни, фрукты и овощи, сладости и еда — всё это было натуральным. То есть, из собственного огорода и сада. Ложась под утро, Акбар попытался съесть ещё кусок вкусной баранины, но так и не смог. Глотнув гранатового сока, он забылся сном сытого и счастливого человека. Наверное, этот сон и пир, будет самым лучшим за всё время их путешествия на Родовое кладбище…
На рассвете Паломники выехали в путь. Заехав ненадолго к тёте Ойше, было решено трогаться дальше. Есть и пить, уже ни кто не мог. Всё что можно было взять с собой в дорогу, брали небольшими порциями. Впереди их ждала очень трудная и опасная горная дорога. Быстро попрощавшись с тётей, Акбар сел в машину. Ему не хотелось уезжать так быстро. Но дело было в том, что это путешествие было в один конец. С Родового кладбища все возвращались назад в Душанбе. По пути пришлось заехать к ещё одним родственникам, которых Акбар не знал. Получив благословление очень старой женщины, наконец — то поехали к горному ущелью. Их сопровождал грузовик ЗИЛ. Стало понятно для чего лишь тогда, когда пришлось пересаживаться на прицеп. Горную дорогу на жигулях нельзя было одолеть. Подъёмы были слишком крутыми. Камол вернулся в кишлак, а оттуда в город Душанбе…
За всё время путешествия, Рахим — поччо рассказал Акбару о Роде Ходжи столько, сколько тот не слышал со дня своего рождения, об этих подробностях от своего Отца Мухаммада. Очень внимательно он слушал его. Всё сказанное запоминалось само собой. Рахим — поччо был интересным рассказчиком. И Мудрым ещё. Когда в древности говорили: Сделай длинный путь коротким, подразумевали какой нибудь рассказ, или беседу. Вот это и делал он с Акбаром. А тот и не заметил, как они стали въезжать на опасную горную тропу. Машину трясло и подбрасывало так, что если бы не высокие борта, то пассажиры кузова по вылетали бы на тропу. Машина с таким гудением и рёвом брала один подъём за другим, что не верилось в счастливый исход данного предприятия. Мраморная плита была завёрнута в тряпьё. Она то и придавала сил Паломникам…
Самым опасным участком пути, были две горы, которые соединялись между собой огромной скалой. Когда заезжали на начало этой скалы, она опускалась, а когда съезжали, поднималась. Стоило грузовику заехать на ту скалу, как она начала осыпаться. Ужас обуял всех. Только Рахим — поччо держал себя в руках, и громко засмеявшись, стал успокаивать всех тем, что эта скала никогда не может провалиться. Мол, это было доказано, какими — то геологами. Пока мы слышали его объяснения, ЗИЛ благополучно съехал на тропу. Продолжили путь, весело крича Советские лозунги по типу: Вперёд, в сторону Коммунизма!
Путники вымотались в кузове. Болело всё тело и хотелось пить. Ноги и руки тряслись от усталости. Грузовик развернулся и был готов вернуться. Дальше дороги не было. Проводив водителя грузовика до машины и попрощавшись, Паломники присели отдохнуть. Нужно было перекусить и умыться. Идти сразу посчитали неразумным. Наскоро умывшись и перекусив, все пошли отдохнуть в грот. Называли его Гов — хона. Почему именно так, мы узнали чуть позже. Этот грот был знаменит тем, что любое животное, проходящее мимо, заходило в него отдохнуть. Как только об этом нам рассказал Рахим поччо, проходяшее мимо нас стадо коров завернуло в него, и, не обращая на нас внимания, улеглось в нём. Было удивительным ещё и то, что в нём они себя чувствовали как у себя дома. Много легенд ходят об этом удивительном гроте. Одно из них гласит, что Гов — хона посещал сам Пророк Мухаммад. Будто он спас животных в нём, от какого — то катаклизма. Про животных ничего не могу сказать, но нас он спас точно…
Мраморную плиту нужно было тащить на себе километров 20. Приспособив лямки, и закинув её на спину, Акбар встал на ноги. Все встали как по команде. Узнав направление у Рахим поччо, он бодро зашагал вперёд. Все встали, и пошли за ним. Запасов воды должно было хватить до кишлака, места назначения. Отдохнувшие путники шагали довольно быстро. Со стороны могло показаться, что это потерявшиеся туристы. Одежда и повадки выдавали в них жителей города. Редкие прохожие, чаще пастухи, завидев Паломников, удивлённо останавливались. Узнав о цели их появления в таких далёких краях, были удивлены вдвойне. Слава, о Великом Ходжи жила по сию пору в народе…
Акбар не был новичком в горах. Много он облазил Варзобское и Ромитское ущелье. Был во многих пионерских лагерях, и участвовал в горных походах. Будучи спортсменом, занимался боксом, бегал на кроссах по горам. Он был первым в колоне. За ним тянулись остальные. Как оказалось, эта дорога была не самой трудной. Самая трудная дорога будет после. О ней часто с содроганием, и в Армии, и после неё будет вспоминать Акбар…
Люди кишлака быстро узнали новость. Когда увидели Поломников, подвели коня к Рахим поччо. Но он велел посадить на коня Акбара. Так он и въехал, на коне, к месту последнего пристанища своего Дедушки, Великого Ходжи Саид Зура.
Гостей принимали на шиппанге, глиняном возвышении, под тенью огромного орехового дерева. Под ногами Акбара зарезали самого большого барана. Жители кишлака подходили к внуку Великого Ходжи, и, поклонившись, целовали ему руки. Стоило Акбару вырвать свою руку от поцелуев, как удивлённый житель кишлака поднимал голову и смотрел на окружающих. Посмотрев на Рахима поччо, Акбар понял, что нельзя нарушать традиций. Лишь бы жениться не заставили, думал он про себя…
Ночью по телу Акбара ползали муравьи и больно кусали. Всё тело чесалось. Кое как дождавшись рассвета, он стал будить родственников. На его тело было страшно смотреть. Тело покрылось с ладонь волдырями, и дико чесалось. Это были особые блохи. Они водились на баранах. Его отвели к речке, и отмыли в проточной и холодной воде. Нарвав каких — то цветочков, двое ребят стали остервенело натирать всё тело. Вначале ничего не происходило. Чесалось так сильно, что сердце билось в два раза сильнее. Мальчишки крепко держали за руки Акбара, и не давали чесать тело. Вскоре зуд стал исчезать, а за ним и опухоль. Лишь после этого его отпустили, и посоветовали не чесать тело. Могли остаться следы. Только городскому парню не было понятно от чего. От ногтей, или от цветов?
Плиту устанавливали всем кишлаком. Правда, близко к могиле жители не подходили. Там были только родственники Ходжи Саида. Мулла прочёл молитву, и Потомки стали делать то, для чего они и совершили этот долгий, и изнуряющий путь. Установив плиту на могилу Ходжи, все присели и стали молиться. Было такое чувство, что нам были отпущены все грехи. Это чувство было на — столько сильным, что, казалось, его можно было потрогать. Эйфория! Вот что ощущал Акбар. Причастность к чему — то значимому! Это было очень сильным ощущением. С этим ощущением он и будет жить долгие годы. Оно будет всегда с ним, и никогда не покинет его. В самые трудные моменты в своей жизни, именно это событие, как бы будет подсказывать ему выход из трудных жизненных ситуаций, и принимать жизненно важные решения…
На шиппанге затеяли пир. Ну как же без него? Дастарханы ломились от яств. Жители были счастливы. Все радовались и веселились. Это событие, было значимым в жизни жителей этого кишлака. И не только жителей. Сами Поломники были неимоверно счастливы от своего подвига. Кушали и спали попеременно. А ближе к вечеру, было решено порыбачить. Особенности той рыбалки, Акбар рассказывал всем своим друзьям впоследствии. Пока он объяснял местным ребятам, что такое удочка, жители изменили русло реки. Появились мелкие заводи, в которых ребята руками ловили рыбу. От такого зрелища все были в восторге. Ели рыбу во всех вариантах: И жаренную, и варённую, и печённую…
На следующий день Акбар пошёл гулять. Бродил по кишлаку в одиночестве. Его не беспокоили. Стоило ему крикнуть, как два паренька тут же появлялись перед ним. Опять захотелось посидеть на коне, чтобы было чем похвастаться. Коня привели тут же. Стали фотографироваться. После он опять пошёл бродить в одиночестве. Ребята сопровождали его незримо. Увидев дерево с необычно огромными плодами абрикоса, Акбар взберётся на него. Плоды были настолько вкусными и ароматными, что не верилось. Вдруг он услышал крик и обернулся. Старый пастух гнал отару овец, и, увидев Акбара на дереве, стал его ругать.
-Спустись сейчас же с дерева! Ты хоть знаешь что это за дерево?
— Знаю, конечно, абрикос. А что?
— Глупец! Это дерево посадил сам Ходжи Саид Зур! Спустись немедленно!
— Уважаемый, я Акбар, сын Мухаммада, и внук Ходжи Саида!!!
Пастух поклонился, и, подойдя к спустившемуся с дерева Акбару, поцеловал руку…
Лишь через два десятилетия Акбар узнает, что именно под этим самым абрикосом, Ходжи Саид Зур и зарыл свои книги, и их случайно найдёт один из последователей учения Великого Ходжи… Не из его Рода…
Домой. Совсем уже скоро в обратный путь. Все жители пришли прощаться с предками Ходжи Саида. Не любитель долгих прощаний, Акбар, хотел быстрее идти, пока ещё прохладно. Старших торопить не хотелось. Пока со всеми не попрощались, не тронулись. Обратный путь будет самым трудным испытанием в жизни Акбара. Лишь тот знает цену воде, кто хоть раз испытал жажду в пустыне…
Дороги как таковой не было. Это была тропа, вытоптанная стадами животных. Поначалу, было ещё не так трудно, пока были деревья. Как только отдалились от кишлака, начался Ад. Ноги проваливались в пыль по щиколотку. Дышать было нечем. Скоро стало припекать солнце. От этого становилось невыносимо жарко. Пекло так, что казалось, мозги уже кипят. А это так и было на самом деле. Температура воздуха зашкаливала за 50 в тени. А на солнце и того больше. Вскоре закончилась вода. Платок пропитался дорожной пылью, с лица стекали грязевые разводы. Хотелось пить так сильно, что люди были бы рады и луже. Шли уже несколько часов в абсолютном одиночестве. Не было даже пастухов со стадами. За каждым поворотом ожидали как чуда деревце, чтобы отдохнуть в тени. Повороты за поворотами, подъёмы за подъёмами, гора за горой… Часа через 4 появился одинокий путник на осле. У него было немного тёплой от жаркого солнца воды. Она пахла тухлым яйцом. Пить такое, не пожелаешь и врагу. Пришлось выпить по паре глотков этой воды, чтобы не упасть от обезвоживания организма. А к этому уже всё шло, потому что начинались галлюцинации. Акбар шёл из последних сил. Самым глупым в этой ситуации было то, что он не взял с собой головного убора. Вот от этого и страдал он, наверное, ещё больше, чем от жары. Голову так припекло, что он стал видеть предметы нечётко. В такие моменты, почему-то, видишь в воображении речку, или бассейн с холодной водой. От этого становилось так невыносимо, что хотелось кричать. Но кричать было нельзя. Нужно было двигаться вперёд. Нельзя показывать свою слабость. Может это последнее испытание, которое выпало на долю путников…
Тёте Хадиче было очень трудно, хоть она и родилась в таких условиях. Наверное, труднее всех. Все молились Аллаху, чтобы дал всем сил живыми добраться до своих родных. Рахим поччо тяжело ступал ногами в дорожную пыль, и поддерживал супругу. Ему, взрослому мужчине, было ещё хуже, чем Акбару. Но все двигались упорно вперёд. Давно уже был потерян счёт подъёмам и спускам, горам и поворотам. Казалось, что этому не будет конца. Но конец всё же был. Его то и почувствовал Акбар…
Инстинктивно переставляя ноги, шёл впереди всех Акбар. Юношеский задор в нём заговорил. А ещё вдруг открылось второе дыхание, как только он подумал, что нужно очень сильно постараться, сделать рывок и пойти быстрее. Это и было для него чудом. Почувствовав прилив сил, он зашагал быстрее. Его попутчики остались далеко позади. Их не было почти видно. Акбар двигался вперёд с упорством сумасшедшего. Это упорство его было вознаграждено. Стоя на возвышении, он почувствовал запах яиц. Это был сероводородный источник, к которому стекались сотнями больные. Пройдя ещё один поворот и поднявшись на подъём, он увидел примерно в километре или двух, реку. Пришлось на спусках бежать, чтобы хоть как то приблизить момент купания и утоления жажды. Как это ему удалось, для него осталось загадкой и поныне…
Набрав полные прогорошени воды, Акбар стал умываться. А потом и вовсе залез в воду и стал купаться в ней. Утолив жажду и остыв немного, он попросил у людей, сидящих на берегу, посуду для воды, и, набрав её, побежал навстречу тёте. Напоив их, успокоился немного, но почувствовал себя так плохо, что покачнулся. Рахим поччо увидев состояние Акбара, слегка дотронулся рукой до Хадичи. Та посмотрела на мужа. Он глазами указал на племянника. Акбар был бледен и качался. Но, не смотря на это, отказался от протянутой руки Рахим поччо, и сам дошёл до берега реки. Отдал посуду хозяевам и поблагодарил их за помощь. От еды отказался наотрез. Присел на камень и завалился на бок. У него был сильнейший солнечный удар. Увидев тяжёлое состояние Акбара, Рахим поччо посоветовал ему попробывать заплыть в сероводородную пешеру, и там немного поплавать в целебной воде. С трудом это удалось сделать внезапно заболевшему Акбару. Его сильно тошнило, а тут ещё и этот запах источника добивал. Но, всё же, заплыл в пещеру и попил воды. Немного поплавал там и вышел из воды. Прилёг к тёте, которая сидела на берегу. Хадича пыталась накормить племянника, но тщетно. Тогда она подняла голову Акбара, и положила себе на колени…
Кузов Зила был полон народу. Все сидели на полу. Подкидывало так, что выворачивало наизнанку. Грузовик пробирался по горным породам. Здесь испокон веков не было дороги. Это продолжалось ещё долго. Голова Акбара моталась из стороны в сторону. Хадича приложила руку ко лбу племянника, и почувствовала температуру. У него начинался бред. Видать очень сильно припекло на солнце. Как только выехали на более или мене ровную дорогу, стало чуть легче. Как он очутился дома, припоминал с трудом…
Несколько дней Акбар лежал в бреду, и произносил имя Дедушки, просил пить, говорил о том, что нужно срочно отнести тёте Хадиче и Рихим поччо холодной воды и зонтик. Когда кризис миновал, и он стал вставать с постели, приехали тётя Хадича и Рахим поччо проведать его. Прямо с порога поздоровавшись с племянником, попытались по древним традициям поцеловать руку, но он вырвал её, и обнял обоих. Они поздравили Акбара с «малым» Хаджем, который так и не восприняли в его семье братья и сёстры. Лишь после смерти Мухаммада, когда все его родственники, приехавшие на похороны, будут с большим почтением и уважением относится к Акбару, его сестры и братья поймут то, что в своё время совершил их брат Акбар…

Copyright: Акбар Мухаммад Саид, 2012
Свидетельство о публикации 21 205 252 320

©
Опубликовал    01 ноября 2012 32 комментария
КОММЕНТАРИИ
|По порядку

Похожие цитаты

Дедушкин сон.

Акбар Мухаммад Саид

Сон… Что это такое? Много ли мы знаем о нём? И что он значит для человека? Для чего он нам? Почему мы видим их? Почему они такие разные? Почему порой яркие и красочные, а в другой раз вязкие и страшные? Может взрослые и знали ответ, но я в детстве гадал и ломал голову над этим вопросом… Так много и по долгу, что уставал физически…
Во сне я летал, даже став уже взрослым мужчиной. Но и тогда я задавал себе много вопросов, глядя на себя спящего, как…

© А М С 838
Опубликовал  А М С  29 октября 2012 2 комментария

Месть Волчицы.

Акбар Мухаммад Саид

Эта история произошла в начале 50-ых годов прошлого столетия, в городе Байсун. Мне о ней рассказал мой Папа. Он был не только свидетелем данного проишествия, но и принимал непосредственное участие в этом удивительном событии. Речь пойдёт о семье Волков, которые на своём примере Верности, Преданности и Любви, смогли заслужить уважение людей, и напомнить им об Истинных Чувствах…
В кишлаке Дуоба, где родился и вырос мой Отец, народ был не особо дружным…

© А М С 838
Опубликовал  А М С  31 октября 2012 33 комментария

Поезд.

Акбар Мухаммад Саид

Саида возилась с раннего утра по дому. Нужно было приготовить обед, постирать детскую одежду, убрать дом… А ещё натаскать воды, наколоть дров, согреть ту воду, прибрать уголь… Да мало ли работы у молодой Мамы? Всегда есть чем заняться…
Младший сын-Акбар, играл рядом. Непоседа ещё тот! За ним нужен глаз да глаз! Даже вспоминать не хотелось тот ужас, который посетил её семью весной 1969 года… Саида отодвинула тазик с бельём, и пр…

© А М С 838
Опубликовал  А М С  02 ноября 2012 10 комментариев
Лучшие цитаты за неделю А М С: 838 цитат