Глупость, конечно, ругаться на незнакомцев в интернете, но эта штука всплывает уже третий раз, поэтому, наверное, пора об этом написать.

Я сейчас живу в тайском городе Хуахин, который славится как тихий курорт для европейских пенсионеров и место паломничества кайтеров. Городок маленький, все новости очень быстро разносятся в группках в фэйсбуках.

Где-то под конец января в одной из русскоязычных групп появилась вот эта фотография, снятая на пляже — три полные женщины смотрят на тренирующихся спортсменов. Мне показали эту фотку и похихикали — Хуахин, мол, превращается в Сочи, понаехало русских.

Меня тогда смутно цепануло, но вербализировать я это не смогла. Сказала только, что это как-то глупо и жестоко фотографировать без разрешения незнакомых людей и выкладывать в сеть, чтобы поглумиться.

Через пару месяцев эта фотка снова появилась в моей ленте — давний знакомый, с которым у нас яркие идеологические разногласия (мы даже хотели устроить что-то вроде интернет-дебатов, но все руки не доходят), выставил это на свою стену с ядовитым комментарием о том, что да, конечно, бодипозитивные вы наши. Кричите дальше о том, как все вас притесняют, пока четкие поцаны покоряют стихию.

Тогда меня цепануло второй раз, и я уже хотел бежать с кулаками отстаивать честь незнакомых мне женщин и кричать о том, что какое право ты имеешь судить людей и бла-бла-бла, но как-то вовремя остыла и решила поспорить об этом как-нибудь потом.

Однако образ этой фотографии и тонн яда, выплескиваемых сетевыми остряками на этих женин, которые посмели быть толстыми, посмели стоять на красивом пляже в своих некрасивых телах и мешать господам наслаждаться зрелищем парящих кайтов, догнал меня в третий раз. Теперь уже в апреле.

Дело в том, что в апреле я привезла в Таиланд свою маму. И да, моя мама не похоже на фитнес-селебу из инстаграма. Она похожа на обычную русскую женщину в возрасте. У нее есть живот и попа. У нее есть целлюлит и купальник огромного размера. Она купила себе большую шляпу, солнечные очки и резиновые шлепки.

Да, наверное, толстые люди сами виноваты в том, что они толстые. Ну что, так сложно что ли? Смузи, киноа, авокадо, немного йоги. Ну прекратите же жрать говно и сидеть на диване — и будет у вас прекрасная фигура, и никого не будет смущать ваше появление на пляже.

А вот моя мама почему-то не занималась йогой последние лет сорок. И смузи не пила. И что такое киноа вряд ли слышала — вот и результат. Моя мама почему-то последние сорок лет работала врачом. Воспитывала меня с братом. Переживала тяжелый развод и страшное безденежье. Пережила совок и крушение совка. Девяностые со мной на руках и моим братом, цепляющимся за подол. Помогала родственникам. Копала картошку. Лечила, утешала, укладывала спать, проверяла дневники, ходила на родительские собрания, ремонтировала квартиры, считала деньги до зарплаты. И работала, работала, работала. И сейчас продолжает работать.

А йогой почему-то не занималась.

Сотни, если не тысячи людей вылечила. К ней в кабинет приходили с букетами и тортами, сколько я себя помню. Не потому что «взятка». Лечит потому что хорошо. А вот смузи что-то не пьет.

Знает все, что можно и нельзя знать об обезболивании, о фармокологии, о том, что можно прописать, даже если немножечко нельзя. Знает, как провести мимо кассы человека с острой болью и пустым кошельком. Неправильно, наверное, это. Но знает.

А вот про киноа чот совсем ничего не знает.

А еще не знает, что море бывает теплым-теплым даже ранним утром. О том, что ананасы, которые доезжают до России, — совсем не т. е. О том, что тайский массаж делают в одежде. О том, что слоны выходят на дорогу и останавливают движение к чертям.

И я в этом году плюнула на все и решила ей показать, какой бывает мир, если улететь чуть дальше Донецка, чуть южнее Севастополя, чуть восточнее Перми.

Мне очень-очень больно, когда она в тысячный раз, видя незнакомое блюдо, спрашивает у меня — не очень ли калорийно? И я каждый раз вру, что нет, что ты, совсем нет. Это же Азия, здесь видишь, какие все худые.

Моя мама знает, что ей нельзя жирное, сладкое, мучное, жаренное, запеченное, в соусе или с картошкой. Она сидела на всех возможных диетах, сколько я ее помню. Она ненавидит каждый торт, который приносят ей любимые пациенты, потому что в нем — страшные калории. Любить своих пациентов она при этом не перестает, а торты отдает медсестрам.
И конечно же, часто переедает после очередной диеты.

Часто полным людям говорят, стараясь их утешить: «Не переживай ты так. Твой вес беспокоит только тебя». И это не правда. Как минимум в России — это не правда. Твой вес — это то, что обсуждают за твоей спиной. Твой вес, это то, что принимают во внимание, давая тебе любую характеристику. Тебя осуждает каждый идиот в кафе, куда ты приходишь. Если ты заказываешь что-то вроде салатика, на тебя или одобрительно кивают, или думают: «Ну кого ты пытаешься обмануть, а?». Если ты заказываешь что-нибудь вроде бургера, то у соседних столиков праздник: «Смотрите! Жирдяйка засовывает в себя прямо куски этого жирного бургера! Как это мерзко и отвратительно! Прям нажраться не может! Нет, чтобы следить за собой. Быть умным и красивым, как я, например»

Я тоже стала внимательно смотреть за тем, как питается моя мать. За тем, как она пробует новые блюда и, наконец, получает удовольствие от еды. За тем, как она расслабилась и не оборачивается на всех вокруг. Тайцы может, конечно, тоже осуждают, но они же тайцы — нам не понятно.
Подумайте только! Всего за две недели я добилась того, что моя мать, прекрасный врач, удивительный человек, вырастившая двух детей и сделавшая кучу всего важного в жизни, ест еду и не чувствует себя последней из людей!

Ее тут никто не осуждает за то, что ее жопа не выглядит, как жопа двадцатилетней дуры из инстаграма! Удивительная, прекрасная страна!
Слава богу, что моя матушка не умеет пользоваться фэйсбуком и не знает, что в группе про Хуахин прекрасные остроумные люди с красивыми телами все так же бегают с фотоаппаратами по пляжу, фотографируя незнакомых женщин, чьи тела вероломно не соответствуют высоким стандартам пляжных богов.

А потом другие умные и замечательные люди разносят такие фотографии дальше и рассказывают своим читателям, что надо быть умным и красивым и заниматься йогой. А глупым и толстым быть — плохо. И вообще вы что, про киноа не слышали?

Опубликовал     20 апреля 2019 10 комментариев
КОММЕНТАРИИ
|По порядку

Похожие цитаты

Когда речь идет о чужих грехах, мы судьи… Когда о своих, мы адвокаты…

Опубликовала  nvm   25 февраля 2011 36 комментариев

Рецепт молодости — радуйтесь каждой мелочи, и не нервничайте из-за каждой сволочи!!!

© Copyright: Зульнора, 2011 Свидетельство о публикации №111040403540

Опубликовала  Зульнора   05 апреля 2011 52 комментария

Люди

Есть такая удивительная категория людей, про которых говорят, что мол, их нахрен пошлешь, а они вернутся оттуда отдохнувшими, посвежевшими и с магнитиками.

Это вот те, которые блаженному белому песку и коктейлю с зонтиком у шезлонга предпочитают забраться в какую-нибудь страшную пердь, притащить туда на себе рюкзак, который весит как все мои грехи, развести костер, отогреть отмороженные пальцы (или наоборот намазать чем-то сгоревшую шею), вытянуть ноги и сказать «красота-то какая, лепота…»…

Опубликовал  Джавдет   11 февраля 2019 46 комментариев
Лучшие цитаты за неделю Одоната Ветер: 2 цитаты